Окт 27

Работы победителей конкурса «Путевые заметки москвича»

Мы приводим работы победителей конкурса «Путевые заметки москвича» (в алфавитном порядке фамилий руководителей).

Мурашка Вероника Васильевна

ГБОУ Школа на Юго-Востоке имени Маршала В.И. Чуйкова

Класс: 8ж

Педагог: Абрамовская Людмила Николаевна

Записки московского почтальона

1981, январь
Какая же холодная выдалась зима в этом году! Город съежился от мороза, ссутулился и теперь подозрительно смотрел на меня – закутавшегося в пуховой платок почтальона – из-под снежной шапки. В незнакомом районе было неуютно, Москва из украшенной, предновогодней столицы вмиг стала строгой, с недоверием взирающей на мою нескладную фигурку вдовой с глубокими тенями в морщинах улиц.
Сегодня сумка казалась легкой, писем немного. Я выпрямилась и посмотрела на адрес на последнем конверте – буквы были округлыми, сильно наклоненными влево. Мо… хо… в… конец слова проглотила клякса, но я уже догадалась, о какой улице идет речь: Моховая. Это недалеко.
На улицах, кроме меня, почти никого не было: дети еще в школах и на пионерсобраниях, старшие работают. Единственные звуки, которые я могла уловить, – звуки собственных шагов, чуть отдающиеся эхом в морозном воздухе.
Моховая мне нравилась почти так же, как Тверская: своими строгими, но не лишенными изящества фасадами, стройными прямыми колоннами, барельефами, похожими на барашки на волнах, историей… Когда-то здесь жил Иоанн Грозный, точно так же смотрел на Кремлевскую стену и Колокольню Ивана Великого, на месте дома Пашкова находились владения Меншикова – близкого друга и сподвижника Петра 1, жили Пушкины. Почему-то от этой мысли мне становилось приятно.
Так, куда мне дальше? Дом 10.
Я прищурилась, вглядываясь в таблички на домах: 16, 14…
Уже предвкушая, как вернусь домой и отогрею озябшие пальцы, я широко улыбнулась, увидев десятый дом, оказавшийся симпатичным довоенным строением светло-зеленого цвета.
Впрочем, я бы и на следующий день не восстановила его облик в памяти, если бы мой взгляд не приковало такое же здание, только более вытянутое и тоже под номером 10. Чуть ниже оказались номера строений: первое и второе.
У домов было слишком много общего, чтобы предположить, что соседство случайно: одинаковый мятный оттенок краски, такая же отделка фасада, количество этажей… Только корпус два стоял, вытянувшись, как солдат в строю, неуверенно, словно смутившись перед гордой и спокойной устойчивостью первого. Мне на ум сразу пришли сказки о двух братьях: бедном и богатом.
Я помотала головой и перевела взгляд на серую бумагу конверта с чернильными отпечатками пальцев, там не было никаких пометок относительно корпуса. Куда нести письмо? Адресат – Светлана Холмова.
Я села на заледеневшую скамейку, сжимая в руках письмо. Решение буквально само пришло ко мне: невысокий старичок с тяжелой на вид тростью, которую словно обнимал длинными узловатыми пальцами, отмеривая шаги, приближался к домам-близнецам. Он на миг замер, оглядел меня, остановившись цепким взглядом на припорошенной снегом шапке, и, чуть наклонив голову, спросил:
-Вам помочь? – Я не сразу отреагировала, голос был очень приятный, грудной, без старческой хрипоты и скрипа.
— Да… Да, вы не знаете, где живет Светлана Холмова? Тут адрес неправильно указан…
— А, вы про теть Свету? Так она тут и живет, все верно. А как у вас написано?
— Моховая, 10, но ведь есть два строения, я не знаю… — я затараторила, перестав смотреть на собеседника.
— Сейчас два, а раньше это одно здание было. Вы не слышали об этом? – Старик подсел ко мне, приставил трость к скамейке, освобождая руки для жестикуляции. – Вы не местная? – В ответ я помотала головой.
Мужчина набрал в легкие воздух, готовясь поведать историю, которую, видимо, рассказывал уже много раз. Мне очень нравилось, как он говорил: то повышал голос, пугая голубей, то почти шептал мне на ухо, медленно выговаривал слова, запомнившиеся мне надолго:
-Так вот, дом давно построили, в 1882. А в 41-ом, когда немцы под городом стояли… — старик посмотрел куда-то в пустоту, наверное, представляя картины тех лет, потом перевел взгляд на меня, и, если раньше он говорил плавно, как сказочник, то сейчас совсем по-другому вставил: — Ты-то, наверное, совсем маленькая была, не помнишь. Сбросили на этот дом бомбу, все четыре этажа разрушили, до самой земли. Так он всю войну и простоял. Потом, когда восстанавливать всё кинулись, решили остаток дома не сносить, а подлатать чуток. Так и получились два корпуса. А кто теть Свете пишет, должно быть, и не знает, что случилось, всё на старый адрес шлет. – Он замолк, погрузившись в себя, и проговорил рассеянно, будто самому себе: – Хороший у нас город, крепкий, сильный, ведь правда? И дом этот хороший…
Мы долго сидели на скамейке, нас медленно заносило снегом. Мужчина снова посмотрел на меня и добавил:
-Света в 1-ом живет, отнесите письмо ей.
Я искренне поблагодарила его и направилась к нужному подъезду, а когда вернулась – старик с волшебным голосом и ярким взглядом уже ушел.
С тех пор я часто вспоминаю и дом, отряхнувшийся от пыли войны, продолжающий стойко стоять на прежнем месте, и старика, которого тоже не удалось сломать. Потом я видела его гуляющим по Москве, то на Тверской, то на Арбате, он всегда много говорил: о том, что будет, непременно все будет хорошо, что все в жизни получится… И когда бы я его ни встретила, у него горели глаза – как у мальчишки, только что выменявшего живую мышь на жестянку. А потом он внезапно пропал, и мы не встречались больше.

Представленная работа ученика 7 «Л» ГБОУ Лицея № 1574 Денисова Арсения Никитича является авторской. Арсений посещает с пятого класса занятия при Московской детской железной дороги, любит путешествовать по Московской области, даже меня увлек своими рассказами, в мае этого года мы вместе посетили г. Коломну. На фотографиях сам автор сочинения, который мечтает стать, когда закончит школу, машинистом электропоезда.
Курирующий педагог: Алексеева Наталья Александровна.

Подмосковье из окна вагона

Для большинства людей железная дорога — это просто быстрое средство передвижения. Это поезда, которые чётко следуют расписанию, бумажные билеты, городские вокзалы и деревенские платформы. Но мало кто использует электрички для того, чтобы узнавать местность, в которой мы живём — наше Подмосковье.
Казанский вокзал (а официально — станция «Москва-Пассажирская-Рязанская») находится в центре Москвы, рядом с Ярославским и Ленинградским. Он был построен в период с 1862 по 1864 год архитектором А. В. Щусевым. С него отправляются электрички Казанского (на Черусти) и Рязанского (на Голутвин) направлений. Садясь на электричку Казанского, можно увидеть из окна красивые пейзажи, депо «Выхино» Московского Метрополитена и огромное количество граффити в Люберцах.
Когда электропоезд отъезжает от Казанского Вокзала, через десять минут по левой стороне показывается МЛРЗ — ныне заброшенные цеха Московского локомотиворемонтного завода. Здесь можно увидеть старые (и не очень) электропоезда, которым уже не суждено выйти в рейс, от этого моё сердце наполняется грустью.
Завод основан в 1901 году, как Перовские вагонные мастерские, принадлежавшие Московско-Казанской (из Москвы в Казань) железной дороге. В 1931 году предприятие было переименовано в Перовский вагоноремонтный завод, а с 1955 называлось Перовским заводом по ремонту электроподвижного (работающего на электричестве) подвижного состава.
Я немного отступил от темы красот Подмосковья. После того, как поезд проезжает завод, минут через десять справа появляется Выхино. Около минуты электрички едут наперегонки с метропоездами, а потом, после остановочной платформы, справа показывается депо «Выхино» метрополитена. В нём ремонтируются поезда Таганско-Краснопресненской линии подземки. Иногда, если повезёт, можно увидеть, как по депо едет поезд.
Успешно миновав Выхино, Косино и Ухтомскую, мы попадаем в Люберцы. Тут по правой стороне можно наблюдать много интересных, иногда красивых граффити. А если повезёт — можно увидеть и процесс их создания. Проезжаем, смотрим и выезжаем в Подмосковье.
Красково. Справа большой зелёный луг с красивой неспешной речкой. Слева тоже, но поменьше и не так красивой. Каждый раз, когда проезжаю это место, отвлекаюсь от всего и просто смотрю в окно. Очень красивый край! Видя его из окна, трудно поверить, что вокруг него жилой населённый пункт. Но это так — Малаховка незаметно спряталась среди деревьев так, что из окон поезда ее не видно.

Далее стальная магистраль идёт по не очень примечательным местам, пока не приходит в посёлок Кратово. Многие поезда там не останавливаются, но выйти там ценителю красот Подмосковья обязательно стоит. Выходим из последнего вагона, нам нужно перейти железную дорогу и идти в сторону Кратовского озера. Это озеро — то самое место, где можно расслабиться и забыть обо всём. Оно расположено в лесу, там очень красиво и можно взять в прокат лодочку! Так же, там проходит Московская детская железная дорога. Виды из окна там не очень красивые, но кататься интересно за счёт того, что весь обслуживающий персонал — дети. Они и продают билеты, и дежурят в вагонах, и управляют поездом…
Вернувшись в электричку, мы продолжаем движение в сторону Рязани. Минуем Раменское (и депо электричек заодно), едем дальше. Четырёхпутный участок пути на этом моменте заканчивается, дальше идут только две колеи. Железная дорога постепенно въезжает в лес. Спустя примерно сорок километров появляется платформа «Белоозёрская». Слева появляется восхитительное озеро. Здесь можно тоже выйти посмотреть на озеро. Из окна электрички оно смотрится довольно красиво и привлекательно. Дальше продолжаем движение. Перед платформой «Коломна» поезд проезжает красивый мост над рекой, а потом прибывает в Голутвин. Здесь тоже надо обязательно выйти, и пойти погулять по Коломне. Очень красивый и интересный город. В нем есть красивый Кремль, храмы, монастыри… Но это уже отдельная тема…

В своём заключительном слове хочется рассказать о Белорусском вокзале. Белорусский вокзал. Здание построено в 1870 году архитектором И. И. Струковым и на сегодняшний день внесено в список культурного наследия ЮНЕСКО. С него отправляются электрички Смоленского, Савёловского и Курского направлений. Отправляясь по Смоленскому (на Можайск), первым делом мы видим депо. Здесь располагается депо им. Ильича и депо «Аэроэкспресс». Обслуживаются электрички и локомотивы дальних поездов. После депо мы видим красивые башни Делового Центра. Особенно эффектно они смотрятся ночью. За пределами Москвы начинается бескрайний зелёный лес. В этом и заключается вся красота Смоленского направления — днём можно ехать до самого Можайска и любоваться на лесом. Бесконечно.
Ещё с Белорусского вокзала можно уехать по Курскому направлению. Курское направление — не столько красивое, сколько интересное. В Перерве располагается большое депо пригородных электричек, а в Щербинке — экспериментальное кольцо, на котором испытываются новые поезда. Там постоянно можно увидеть какую-нибудь экзотическую технику, а раз в год в конце каждого августа там проходит выставка EXPO-1520 — крупнейшая в России и СНГ выставка железнодорожного транспорта. В ближайшее время планирую подробно изучить и это направление.
Подводя итог, поделюсь с вами самым интересным для меня, юного железнодорожника, местом в Московской области — это БМО — Большое кольцо Московской железной дороги. Его протяженность — более 580 километров. Оно проходит по лесам, почти нетронутым человеком. На некоторых участках поезда ходят раз в неделю.
Есть на нем места, абсолютно уединённые. Например, платформа 221 километр — находится в лесу. Платформа низкая и очень короткая — на ней помещается всего полвагона. Вокруг нее лес. Лес, лес, лес, и маленькая деревушка. Однажды побывав на этом месте, вы получите незабываемые впечатления и обязательно туда вернётесь. Невольно приходят на ум строки Игоря Ефремова:

Что за чудо – русский лес!
Сказка, быль и дар небес!
Рай, который все так ищут –
В общем – чудо из чудес!

Электричка уезжает в закат, а я иду отдыхать — моё маленькое путешествие подошло к концу…

Слободская Серафима Сергеевна,

ученица 11 «Б» класса 
ГБОУ школы 641 им. С. Есенина,

учитель русского языка и литературы
 Анушкевич Ирина

Геннадьевна,

Тайное место души

(Сентиментальная прогулка по Кузьминкам)

Путешествие мое не напомнит вам ни Стерна,
 ни Дюпати, ни Карамзина, ни Измайлова, но вы найдете в нем вашего 
друга с пламенной любовью к вам, может быть, с некоторыми замечательными чувствами;
 может быть, с вами и другие что-нибудь найдут в нем.

П. И. Шаликов, русский писатель-сентименталист

Дорогой читатель! Если ты не стесняешься порывов своего сердца, если ты не боишься быть сентиментальным в прагматичном и рациональном XXI веке, то я приглашаю тебя на прогулку по Кузьминскому парку, расположенному на Юго-Востоке Москвы. Таинственный ландшафт и прекрасный ансамбль отечественной архитектуры конца XVIII — начала XIX веков позволят погрузиться в многообразие чувств и эстетических переживаний. «Милая чувствительность! Неисчерпаемый источник всего драгоценного в наших радостях и всего возвышенного в наших горестях!» — захочется воскликнуть вам вместе с Льюисом Стерном, автором «Сентиментального путешествия по Франции и Италии».
Шаг… Второй… Дорогое сердцу место. Родной парк всегда дарит мне томительное чувство радости, порхающее, как мотылек, который осознает, что недолго осталось ему кружиться, но он желает насладиться солнечным теплом до конца. Взгляд на ещё зелёные прически берёз и на только начинающие краснеть ягодки рябин – и сразу же всплывают детские воспоминания, греющие душу. Вспоминаются тёплые прогулки с бабушкой, весёлые соревнования по конкуру, грустные глаза рыжих лошадок. Как отличались милые, добрые животные от двух черных чугунных скульптур Клодта – разбушевавшегося коня и полусмирившегося скакуна, установленных перед Музыкальным павильоном! Решимость и слабость, злость и отчаяние! О, как мне близки эти эмоции: душа моя полна противоречивых чувств, а между тем стремится к умиротворению и счастью.
Ах! Милые мои друзья, я подошла к сверкающей речке Чурилихе, или Голедянке. Часто сюда мы с дедом приходили рыбачить. «Чур, меня!»- произносила я, наклоняясь к воде, веря в её таинственную древнюю силу языческого охранителя рода. Речушка обычно была богата на улов, даже если это был мужской старый ботинок.
Сама не заметила, как очутилась в любимом уголке парка. Подняв взгляд, увидела мозаику, которую собрало солнце, играя с пушистыми ветвями дуба. О! Этот могучий великан всегда вселял уверенность. Под ним так хорошо мечталось в тихие летние вечера, что, казалось, сам Петр Первый охраняет покой зыбкого мира девичьей души. По преданию, именитый гость купца Строганова и посадил деревце недалеко от домика, в котором жил. Присев на травку, я чувствую привычную для этого места обособленность от внешнего мира, от всех проблем, от внимания взрослых и от их постоянных учений. И вот я снова становлюсь пятилетней девочкой с маленьким розовым бантиком, мечтаю о взрослой жизни. Хочется сказать себе: «О, как же ты ошибаешься, думая, что быть взрослым – это то, к чему нужно стремиться. Девочка моя, ты должна наслаждаться детскими беспечными радостями. Пока можешь, радуй близких людей наивным пониманием мира, пока тебя не подогнали под шаблон безликие судьи». Ах, как же было чудесно жить без забот! Бегать босыми ногами по травке, а после лечь на неё и слушать, как мама читает вслух… К сожалению, пройдя всего пару километров, воспоминания покидают меня. Жизнь и её суета накрывают с головой, стискивают в жёстких объятиях.
Вдруг чувствую мимолетное движение птицы. Слышу грустную трель, которая как будто согласована с моими мыслями. Заставив себя идти дальше и не слушать мелодию, к которой тянулась вся моя душа, почти не ступая на мягкую землю, я побежала. Не разбирая дороги, я ЛЕТЕЛА! Это было так естественно, так реально, что, казалось, сам лес дарил мне крылья. Слились мечта, разум и чувство, что-то произошло с моим существом, но… правда жизни вновь одержала победу, явившись в виде камня, некстати подвернувшегося под ноги. Медленно поднявшись, я побрела, размышляя о непостоянстве наслаждений, которые, словно первый поцелуй, желанны, но способны принести и страдания, и страстное желание пережить это вновь и вновь…
Очнулась я у одного из озер отчего парка. Это место мне знакомо по типичной детской забаве – катанию на ледянках с горки. Но сейчас совсем не время для этого, поэтому вижу ещё зеленый холм и людей, спускающихся к водоёму, у которого я стою. Понимаю, что это действительно родное мне местечко. Словно какая-то ниточка связывает меня с ним, притягивает к островку настоящей девственной природы в большом городе и манит, манит к себе, как манит холодная чистая вода уставшего путника, не чаявшего уже напиться от души.
Дорогой друг, каждый человек должен найти такое место, где он сможет обрести душевный покой, где он «настоящий», где «говорят на языке его сердца».

Автор – Титов Михаил Сергеевич,

ученик 6 «А» класса ГБОУ Школа № 1284

Руководитель – Бельнова Оксана Александровна,

учитель русского языка и литературы, классный руководитель 6 «А» класса

Об одном бордюрном камне

Во время классного часа о районе, в котором расположена наша школа № 1284, учительница Оксана Александровна Бельнова рассказала нам об интересных местах в Москве, куда от школы мы можем пойти пешком. Кроме других замечательных мест, мы услышали о площади возле Красных ворот, где стоит памятник Михаилу Юрьевичу Лермонтову, о храме Петра и Павла на Новой Басманной улице, возле которого когда-то были обнаружены необычные бордюрные камни из могильных плит. Мы стали спрашивать, как связаны памятник Лермонтову и Храм. Тогда наш классный руководитель принесла нам и предложила прочитать статью журнала «Чудеса и приключения» за 2001 год №6 «Натальин камень в Капитановой слободе». Я больше других одноклассников заинтересовался этой статьей и стал выяснять подробности. Нашел «Балладу о бордюрном камне» Михаила Вершинина и выяснял все больше и больше.
Я живу совсем недалеко от площади Красных ворот, в Боярском переулке, и вот однажды я отправился в путь…
Итак, из статьи я узнал, что улица Новая Басманная в Бауманском районе Москвы расположена возле метро «Красные ворота», заканчивается она около метро «Бауманская». Я пошел от своего дома к Садовому кольцу, перешел дорогу и добрался до площади, где стоит памятник Михаилу Юрьевичу Лермонтову.
В 1965 году скульптор И.Д. Бродский воздвиг памятник поэту.
Памятник Лермонтову считается одним из самых романтичных памятников Москвы. Скульптор удивительно точно сумел выразить в пластическом образе суть личности и характер творчества одного из величайших русских поэтов. Скульптура словно насыщена внутренней энергией. Стройная фигура напряжена. Поэт, будто задумавшись, стоит на одной из вершин Кавказских гор, а ветер развевает воротник и полы шинели.
Очень выразителен портрет — задумчивое юношеское лицо с устремленным в себя печальным взглядом.
Место для памятника выбрано неслучайно. Лермонтов родился в доме генерал-майора Ф.Н. Толя, стоявшем на месте нынешнего высотного здания у Красных ворот, который снимала бабушка поэта Е.А. Арсеньева.
Памятник установлен на площади, при входе в небольшой сквер.
Бронзовая статуя высотой около 5 метров на 4-метровом цилиндрическом постаменте находится в центре прямоугольной гранитной площадки.

Помимо статуи поэта в скульптурную композицию гармонично включены скамья и решетка с барельефами, иллюстрирующая образы романтических произведений поэта – «Мцыри», «Демон», «Парус». У входа на площадку – стелла с цитатой из поэмы «Сашка»:
Москва, Москва!.. люблю тебя, как сын,
Как русский, — сильно, пламенно и нежно.
Посмотрев на памятник, я двинулся дальше и пошел по улице Новая Басманная, которая возникла не ранее 1640-х годов. Названа в XVIII веке по Басманной слободе. В XVII веке называлась Капитанская слобода, так как здесь жили иноземные офицеры организованных Петром I солдатских полков. Пётр I ездил в Преображенское именно по Новой, а не по старой царской дороге, что шла по Покровке и Старой Басманной. Я понял, что Капитанова слобода, названная так в статье, называлась на самом деле Капитанская слобода, располагалась она на территории современной улицы Новая Басманная.
На улице я приметил красивый Хра, оказалось, что это тот самый Храм Петра и Павла в Капитанской слободе, который я искал.

Церковь Святых апостолов Петра и Павла на Новой Басманной улице была основана в конце XVII века за Земляным городом, за Мясницкими воротами в Басманной Капитанской слободе. По одной из версий, названия Басманной слободы и Басманной улицы произошли от тюркского слова «басма». Басма представляла собой послание с выдавленной ханской печатью (ярлыком), обязывающее население русского удельного княжества собирать и платить установленную ханом дань. Так вот, по сведениям известного москвоведа И.П. Кислякова, деревянная церковь свв. апп. Петра и Павла в Басманной Капитанской слободе была заложена в 1692 году, по прошению стольника подполковника И.Ф. Башева. По-видимому, он принадлежал к стрельцам, принявшим сторону молодого царя. Это подтверждается и тем фактом, что Башев не сгинул в годы развернувшегося вскоре «стрелецкого розыска». В 1695 году деревянная церковь значилась новопостроенной и была освящена. В 1705 году были начаты работы по постройке каменного храма. О дальнейшей судьбе совсем ещё новой деревянной церкви ничего не известно. Вероятно, она функционировала во время строительства каменного храма, в ней проводились службы. Как сообщается в справочниках, каменная церковь Петра и Павла строилась по указу Петра I, на пожалованные им 2 тысячи рублей. Действительно, документы подтверждают, что строительство велось «по данному собственной Его Величества руки рисунку», или «по присланному чертежу из Ево Государева села Преображенского». В 1719 году здание церкви было достроено. Храм был двухъярусным, с открытой арочной галереей в нижнем ярусе, и гульбищем на верхнем. Вокруг церкви располагался погост, обнесённый оградой.

В 30-е годы ХХ века церковный погост был разорен. Каменные надгробия пошли на реконструкцию Новой Басманной улицы. Гранитные камни были распилены на бордюры, но один такой камень прямо напротив входа в Храм чудесным образом или по халатности рабочих был вкопан в полотно дороги текстом вверх. Впоследствии его назвали «Натальиным камнем» или «Настасьиным камнем».
Что же было высечено на этом камне?
Восстановленная эпитафия как отдельное стихотворение приводится в статье «Натальин камень».

Несчастная, взываю к небесам…
Мир праху твоему,
Супруг, отнятый морем.
И я Христа молю: будь там!
Вселись в ковчег его, объятый горем.
В сей трудный час спаси и помоги
Ты мужу-другу в ледяной пустыне.
Мой милый, сердце стынет,
Когда день гибели твоей
Настанет вновь и календарь
Ужасную напомнит датy… Но
Я с тобой прибуду и за гробом.

«Так прочитал эту надпись не признанный никем поэт, земляк и тёзка Лермонтова, похоронный агент Литфонда СССР Михаил Копытин», — прочитал я в статье Николая Черкашина. Но это лишь художественный вымысел автора.
Андрей Истомин, капитан-лейтенант, муж Натальи, погиб, но не похоронен в церковной земле. У Храма Петра и Павла была только лишь его символическая могила.
Безутешная вдова привезла камень из Норвегии с места, где погиб ее муж Андрей Истомин, и поставила у Храма Петра и Павла в память о погибшем возлюбленном. Такова версия автора статьи.
Кстати, в статье говорится, что Лермонтов просил руки Натальи в 1840 году (за год до своей смерти). Я спросил у учительницы литературы, и она сказала, что М.Ю. Лермонтов просил руки Натальи, но это была Наталья Соломоновна Мартынова, девушка 21 года (по книге Герштейна «Лермонтов и семейство Мартыновых» — 1948 год).
Осталось решить: Натальин камень – вымысел или реальность?
История, описанная Николаем Черкашиным в статье «Натальин камень в Капитановой слободе», а собственно с нее и началась моя работа, — отчасти красивая легенда.
Текст на бордюрном камне составляет не более 25% от полной версии, набитой на целом камне. При этом о некоторых словах можно судить по обрывкам в две-три буквы, а отсутствующая часть текста откровенно придумана поэтом Михаилом Копытиным. В финале стихотворения добавлена одна лишняя строчка.
К сожалению, автор статьи выдвигает много предположений в своем повествовании, а затем, опираясь на предположения, делает однозначные заключения и выводы. Поэтому я не могу, например, однозначно утверждать, что на надгробном камне увековечено имя именно морского офицера Андрея Истомина.
Обнаруженная мною «Баллада о бордюрном камне» Виктора Вершинского в точности повторяет содержание статьи Н.Черкашина. Написанные от всего сердца, стихи не внесли ясности в мои изыскания. К сожалению, на письмо в интернете с вопросами: «Откуда автор узнал о Натальином камне?», «Что известно о судьбе камня?» — автор В. Вершинский не ответил.
Автор статьи сделал выводы, основываясь на легенде, будто Лермонтов незадолго до своей смерти просил руки некоей москвички, которая предпочла поэта морскому офицеру. Спустя год после гибели Лермонтова на дуэли, погиб в море и счастливый избранник московской красавицы Натали. Основываясь на этих данных, автор разыскал в архивах материалы о гибели корабля «Ингерманланд».
В действительности же, я выяснил, что М.Ю. Лермонтов просил руки Натальи, но это была Наталья Соломоновна Мартынова, и дело происходило не в Москве, а в Пятигорске.
Самое удивительное то, что в 30-х годах ХХ века, вкапывая гранит с погоста в дорожные обочины, вандалы сохранили для будущих поколений, сами того не осознавая, разгадки сюжетов, подобных «Натальиному камню». А легенда пусть живет, как все красивое! Пусть наполняет наши сердца неоднозначными, но все же чистыми чувствами!
Совсем недавно в книге Н. Домашневой я прочел, что камень называют еще и «Настасьиным», но это совсем другая история. Василий Перовский, житель Басманного района, раненый в 1812 году в ногу, был взят в плен французами. Перед самой Отечественной войной он был помолвлен. Его невеста Анастасия, узнав о пленении возлюбленного, поступила в партизанский отряд Фигнера в надежде освободить жениха. Отряд попал в засаду, а девушка погибла. Перовского освободил его отец Алесей Кириллович Разумовский через посредничество французского министра Талейрана. Василий Алексеевич поставил памятник погибшей невесте в ограде своего приходского храма Петра и Павла на Новой Басманной улице. (По книге Н.А. Домашневой «Священная Отечеству любовь».)
Придя к заветному камню, я был поражен. На месте Натальиного камня красовался очень похожий, но другой камень без каких-либо надписей, а место «ремонта» обозначал кусочек новенького асфальта. Первая мысль, которая меня посетила, что служители церкви нашли ему более достойное место, но действительность оказалась банальна и жестока. В Храме Петра и Павла с сожалением пояснили, что камень был просто украден с десятком бетонных клумб. Скорее всего этот камень, ставший легендарным благодаря стихам, начертанным на нём, стал предметом коллекционирования нечистым на руку собирателем всего редкого. И в ближайшие годы мы правды не узнаем. Хотя гранит – материал, способный пережить не одно поколение, и рано или поздно он вернётся к людям, напомнив о трагических и в то же время романтических событиях давно минувших лет. А пока еще десятки «бордюрных камней» прячут под своей гранитной плотью фрагменты чьих-то жизненных трагедий.

Работа ученицы 8 «О» класса

ГБОУ г. Москвы «Школа № 2109»

Хилюк Екатерины,

педагог Бухарина Людмила Вячеславовна,

Путевые заметки москвича. Мое Остафьево

…Автомобиль резко стартует и, набирая скорость, весело жужжит, обгоняя соседние машины. Бабье лето. Тёплая солнечная погода. Выходной. Чудесное беззаботное время, когда можно просто так, без цели, сесть в машину и всей семьёй покататься по родному городу. Поднимешь голову – а там облака, лазурное и доброе, ясное, летнее какое-то небо. А за суетой будней и не заметишь этого, пробежишь мимо, как всегда торопясь и опаздывая, не обратишь внимание, что трава ещё зелёная, что воздух не стылый, хоть щёки рябины (от смущения, что ли?) уже по-осеннему горят пунцовым цветом. Кажется, что до прихода «унылой поры» ещё далеко. А ведь уже сентябрь… Деревья предусмотрительно надели тёплые одеяния: красавцы-клёны нарядились в пёстрые плащи; скромные берёзки накинули на узкие плечи пальто, расшитые золотым люрексом; педантичные липы облачились в богатые шубы цвета охры…
Наш путь продолжается. Мимо нестройной вереницей пробегают многоэтажные дома; приветливо нам улыбаясь, на дорожке танцует старинный вальс листопад; помахав лапкой-ковшом, позади остался экскаватор. Вот мы и за пределами шумного центра. И сразу же в открытое окно машины пахнуло влажной прохладой хвойного леса, доверчиво заблестели стёкла низких частных домиков; а вдали заманчиво зачернели винтажные ворота… Казалось, машина сама остановилась у входа. Что ж, встречай нас, Остафьево!
У каждого человека есть место, где ему хорошо, где он может остаться наедине с собой, подумать о чём-то своём, сокровенном, почерпнуть вдохновение… Наверное, и у Вас есть такой уголок, правда? Причём, согласитесь, совершенно необязательно, что он является достопримечательностью с богатой историей, — нет, он может быть малоизвестен и полностью изучен только Вами, его частым гостем. Для меня роль такого места играет Остафьево. Нельзя сказать, что здесь всегда много народа, и в этом кроется его особая прелесть.
Вот я и приехала. Здравствуй, «Русский Парнас»! …Это имение принадлежало князьям Вяземским. Но популярность в широких кругах общества и высокое духовное развитие поместье получило при Петре Андреевиче. Вообще, как известно, дом является зеркальным отражением своего хозяина. Судя по устройству имения, это был человек светский, блестяще образованный, притом гостеприимный. По натуре общительный, Вяземский-сын имел много друзей, и все они приезжали в Остафьево. Гостил здесь и Александр Пушкин; а ведь согласно легенде, именно он дал название этой усадьбе. Пётр Андреевич Вяземский долго ломал над этим голову и, отчаявшись, решил назвать своё поместье по первой реплике приехавшего к нему Пушкина. Когда слуга спросил, куда отнести чемодан, поэт ответил: «Оставь его, братец». Вяземский сдержал слово. Знал ли об этой задумке сам Пушкин? Единственный раз сюда приезжал Гоголь, любитель архивов; на память хозяину он оставил надпись на одной из старых бумаг: «Рылись здесь Гоголь…», далее следовали подписи Погодина и самого Вяземского.
Главная же достопримечательность Остафьева, на мой взгляд, заключается в том, что там продолжительное время жил и работал Карамзин. Очевидно, именно он, являясь кумиром для Вяземского-сына, оказал влияние на становление личности юноши. Примечательно, что в своё время Николай Михайлович отговаривал молодого человека от писательства, очевидно, не видя в нём истинного Поэта. Однако после блистательного выступления на вечере в честь своего учителя, Вяземский получил «официальное благословление» на продолжение литературной деятельности.
Приходилось ли Вам гулять в остафьевском парке? Помните знаменитую липовую аллею? Я очень люблю это место. Прихожу сюда посидеть на скамейке в тишине, изредка нарушаемой сухим шорохом падающих листьев и нежной застенчивой трелью звонкоголосых птиц, полюбоваться горделивым кокетством лебедей, собрать огненный букет осенних листьев и неспешно погулять по дорожкам… Только здесь я могу отдохнуть душой, ощутить необыкновенный прилив сил. Подчас создаётся иллюзия, что за раскидистой липой прячется барышня в воздушном пышном платье. Иногда мне кажется, что я вижу самого Пушкина в плаще из синей озёрной дымки, медленно идущего по тропинке к главному дому с пером и бумагой в руках. После визитов в Остафьево мне вновь хочется прикоснуться к поэтическому слову великих мастеров, а, может быть, и написать что-то самой.

«Однажды, на хрустальном бале,
Два человека встретились глазами,
Открыла дама завесу вуали
И реверансом отвечала на кивок…»

Эти строчки моего стихотворения рисуют картины той эпохи, в которой мне бы хотелось оказаться самой. А сколько весёлых балов, пылких признаний, тайных свиданий помнишь ты, Остафьево?
Вечереет, и наше маленькое путешествие заканчивается. Пора в обратный путь. До свидания, «Русский Парнас»! Скоро мы встретимся снова!
Каждый знает и любит свою Москву; как кокетливая девушка, всем показывается она в разных образах. Для кого-то это бой часов Спасской башни и рубиновые звёзды Кремля, для кого-то – широкие и одновременно тесные улочки старого доброго Арбата, а для кого-то – низкий двухэтажный дом с клумбами флоксов и георгинов… Для меня моя Москва начинается с тёплого, по-домашнему уютного слова «Остафьево».

Ученица 10-А класса Никитина Мариа

ГБОУ г. Москвы «Школа № 825»

Учитель Нонна Габдулина

Из дневника…

… возвращаться домой после этого не было ни сил, ни желания. Я вылетела из закрывающихся дверей поезда.
Выходя из московского метро, где потолки гранитных станций имеют схожесть с потолками императорских дворцов, увешанных роскошными люстрами и разноцветными мозаиками, не сразу могу выбраться из мира «растрепанных» мыслей. Кажется, что тусклые фонари прекрасно все понимают. И только звонок дверного колокольчика заставляет, наконец, осмотреться – кто-то вышел из аптеки.

Пятницкая…

Ещё не удалось рассмотреть здания Пятницкой улицы, а они уже кажутся такими необычными, хоть завораживающего в них, на первый взгляд, ничего нет. Не панорама ли это? Приглушенные пастельные тона (они всегда сочетаются с белым) не только придают грандиозности, но и скрывают детали. Замечаешь руку архитектора, чьи мысли застыли на остриях здания. Улица встрепенулась от пронёсшегося рёва мотоцикла.
Удивительно, как в такой исторической части города может вообще существовать современный ритм жизни, так быстро поглотивший старые улицы малоэтажной, купеческой Москвы. Мне нравятся они, эти прямые, но узкие улицы. На протяжении уже семи сотен лет Пятницкая улица соединяет города и направления. Думаю, это и рождает ту бешеную энергию, которой пышет Москва.
Но торговая атмосфера и обилие магазинов на Пятницкой не могут заглушить воспоминания о старинной типографии и об одном из периодов жизни Льва Толстого.
Вечером столица быстро меняет свой облик. Спёртый воздух дневной суеты неожиданно превращается в свежесть. Странно, что по-домашнему уютно чувствуешь себя на улицах. Наверное, именно старый город придает Москве такое очарование.
Бледный свет окон дорогого галантерейного магазина. Всё-таки торговля и ремесленничество за века пропитали стены старых зданий, поэтому пройти мимо витрин просто невозможно.

Стою…

Порой по сторонам обрываются нескончаемые, на первый взгляд, стены из магазинов. Эти «дыры» ведут в незаметные дворики, скрытые от глаз большинства прохожих. Гаснут огни в зданиях, люди в дорогих костюмах садятся в красивые автомобили… Город “выдыхает” после очередного дня.
Как же я люблю вечернее небо. В это время улицы сужаются ещё больше, пытаясь тем самым защитить, укрыть нас от мрака. Сворачиваю в Черниговский переулок.
Небольшое кафе-пекарня…
Кафе смягчают московские ночи.
Невысокие фонарные столбы. На террасе между большими белоснежными занавесками и скатертями, бесчисленные жёлтые лампочки ведут через темные проходы к столикам со свечами. Такие кафе нередко напоминают средневековые таверны.
Здесь же высокая береза прячет церковь, чьи купола держат низко опустившиеся лавандового цвета облака, почти закрывшие небо. Как странно, пройдя каких-то двадцать метров, погрузиться в тихую безлюдность. Неподвижными статуями кажутся сидящие на скамейках люди – они будто странным образом связаны с улицей.
Деревья здесь берегут покой людей, заглушают звук тарелок, столовых приборов, гул людских разговоров и дороги. Начинают замерзать руки. Всё-таки осенние вечера дают о себе знать. Надо перебираться к повороту, на котором ещё лежат последние лучи солнца. Магазин «Chester».

Фонтан…

Вот откуда появилось это ледяное дуновение ветра!
Даже среди суеты и деловитости можно раствориться в этом городе и понять, мы сами создаем его – дух, цвет, ритм, объем. Стало совсем холодно. Не спасает даже бодрящий аромат кофе.
Протяжный, но не раздражающий и не нарушающий покой скрип. Что это? Как город может иметь такое разнообразие звуков? Каждую минуту они сменяются на новые, и, кажется, у Москвы никогда не иссякнет фантазия их изобретать. Настал тот момент вечера, когда заканчиваются привычные для пятницы веселые разговоры людей, возвращающихся с работы. Пришла пора обещающих нарядов, стука каблуков, ярких ароматов. Вокруг фонтана – пространство, дышащее напряженным мужским ожиданием, прикрытым дорогими букетами.
Ещё светло, но все ярче фонари. Зазвучал саксофон, наполняя воздух бархатными звуками, романтическими мыслями. Теперь на улице только негромкие разговоры пар.
Щит с рекламой швейцарских часов…

Остановка…

Троллейбус номер три. Вы замечали, что у каждой страны или даже города, есть свой национальный вид транспорта. Черные «блэк кэбс» и двухэтажные красные автобусы Лондона, нью-йоркское такси, но что касается Москвы – её невозможно представить без троллейбусов.
С каждой секундой звуки уличной музыки становятся всё менее и менее слышны и вскоре затихают совсем. Прощаясь с улицей, глазами цепляешься за каждый дом. Троллейбус стремительно уносит из случайного вечера, освещенного праздничной обстановкой, ближе к тихим окраинам города…
И всё же, мне не даёт покоя мысль, что на этом месте, где теперь ходит множество людей, мирно беседующих обо всем на свете, сотню или несколько сотен лет назад вспыхивали бунты и пожары, происходили восстания и ярмарки, казни и праздники, проливалась кровь и вино. С какой же скоростью меняются города, стремительно растущие ввысь, и как прекрасно смотрятся те, что до сих пор, иногда из последних сил, сохраняют свой первоначальный облик…
Сейчас здесь живу я…

Кочишвили Дарья Симоновна, 11 класс,

ГБОУ города Москвы

«Школа № 149 имени Героя Советского Союза Ю.Н. Зыкова»

Курирующий педагог: Дорофеева Светлана Витальевна

Скрытая красота Москвы: Саввинское подворье

Москва… Моя Москва… Очень яркий, наполненный жизнью и бурлящий энергией город с множеством памятников, уютных кафе с домашней атмосферой, парков, людных перекрёстков и безлюдных тихих улочек. Многообразие Москвы уже многие годы притягивает туристов из других стран и очаровывает местных жителей.
А вы задумывались ли над тем, насколько хорошо знаете свой город? Разумеется, такие выдающиеся места, как Красная площадь, парк Горького, Патриаршие пруды знакомы каждому проживающему в столице человеку, однако существует невероятное множество уникальных, неповторимых по своей красоте мест, о которых осведомлены лишь некоторые.
Порой в выходной день мы стремимся в центр: он манит открытыми верандами и зелёными скверами. И, гуляя по шумным улицам, мы, сами того не замечая, проходим мимо выдающихся сооружений, которые многие годы скрываются в небольших переулках. Недавно и я открыла для себя такое место.
Тысячи раз, проходя по шумной и суетливой Тверской, я не обращала внимания на скрытую красоту этой людной улицы. Лишь недавно мой взор привлек дом под номером 6. Он богато украшен: стены покрыты разноцветной плиткой, большие полукруглые окна окружены узорчатым орнаментом, над которыми возвышаются башенки с острыми концами. Над аркой, ведущей во внутренний двор, архитектор поместил изображения сказочной огненно-оранжевой жар-птицы, которые отчетливо выделяются на бирюзовом фоне.
Когда я прошла через арку во внутренний двор, мне показалось, будто нахожусь на глубине гигантского колодца. Настенные трещины, появившиеся со временем, ни капли не уродовали дом, а наоборот, подчёркивали его древность, благородство и величественность.  Ни один солнечный луч не попадал на эту территорию. Меня окружали бежевые стены, по цвету напоминающие бархатный морской песок. По периметру здания были выгравированы различные, переплетающиеся друг с другом, витиеватые узоры, показывающие своеобразность и загадочность проделанной работы архитектора. Окна находились в очертании фигур, которые своим видом были похожи на жемчужные ракушки. Я как будто бы смогла оказаться в другой эпохе. 
Что же скрывает особняк за своими дверями? К сожалению, попасть внутрь и узнать, что там мне удалось: все двери было заперты. Заворожённая, я ещё некоторое время провела во дворе, наслаждаясь уникальностью постройки. Дом, изолированный от шума машин на Тверской, вселил в меня умиротворение, покой и вдохновение.
Выйдя из этого волшебного места, я решила непременно узнать, какова же история этого места, находящегося в центре Москвы, но спрятавшегося от постороннего глаза.
Вскоре выяснилось, что территория, на которой я очутилась случайным образом, называется Саввинское подворье. Здание было построено как московский доходный дом во владении Саввино-Сторожевского монастыря, который был основан монахом Саввой в 1398 году по просьбе и при поддержке Звенигородского царя Юрия Дмитриевича.  Сам монастырь был любимым местом молитвы многих русских царей, в том числе и Ивана Грозного. Изначально обитель, находящаяся на горе Сторожи, была небольшой, но со временем она значительно увеличилась.
В 1907 архитектор И.С.Кузнецов разработал проект по строительству Саввинского подворья в Москве. Он решил воплотить в жизнь свою давнюю мечту и построил дом, который сочетал в себе несколько стилей: наружная часть включала в себя элементы модерна, а во внутреннем дворе можно было разглядеть элементы, характерные для барокко. Своим необычным видом особняк напоминает небольшой старинный замок, и я лично в этом убедилась.
В 1939 году в Москве проходили работы по расширению некоторых улиц и многие дома приходилось сносить. Жителям Саввинского подворья пришлось писать письма с просьбой оставить дом в целости и сохранности. Ночью 4 ноября дом начали передвигать в глубь улицы на 50 метров, не выселяя людей. Проснувшись утром, многие жильцы были весьма удивлены произошедшим!
Узнав историю этого загадочного места, я решила, что обязательно вернусь в этот двор ещё раз, и тогда мне удастся узнать и другие секреты этого замечательного места.
И самое главное: теперь гуляя по Москве, я смотрю на нее по- другому: город кажется мне необыкновенным, многогранным, таинственным, непредсказуемым… «Знакомый незнакомец»…
Желание узнавать Москву, которая показывает мне новые места снова и снова, возрастает с каждым днем. Я понимаю, что посетить каждую улочку нашего большого и неповторимого города невозможно, но я постараюсь обращать больше внимания на то, что меня окружает, чтобы стать ближе к Москве, почувствовать ее атмосферу и ритм.

Демина Татьяна Алексеевна, ученица 9 «Б» класса

ГБОУ г. Москвы «Школа № 1210»

Учитель Жданова Ольга Николаевна

Путевые заметки москвича

Москва – огромный город, красивый и яркий, богатый достопримечательностями, открытый людям разных поколений и культур. Город, привлекающий внимание туристов из самых далеких стран. Город, остающийся навсегда в сердце каждого человека, хотя бы однажды здесь побывавшего. Каждый раз, останавливаясь взглядом на группе туристов, встречая экскурсовода, спешащего с поднятым на вытянутой руке зонтиком, пакетом, флажком, шарфом или еще чем-нибудь в этом роде, отвечая на вопрос случайного прохожего о местоположении того или иного памятника истории или культуры, я ловлю себя на мысли о том, как плохо мы, москвичи, знаем Москву, как непростительно мало интересуемся ее прошлым и даже настоящим. Подобные мысли посещали меня и в последние дни мая, когда летние каникулы уже манили своей непосредственной близостью и широкими возможностями. Итак, не откладывая дела в долгий ящик, я решила получше познакомиться с Москвой, открыть для себя новые уголки любимого города и узнать что-то особенное о местах, уже привычных.
Ну что же, в путь! Начнем, пожалуй, с прогулки по старому Арбату. Если не обращать внимания на навязчивый рекламный сервис, приятное времяпрепровождение нам обеспечено. В первую очередь посещаем музей А.С. Пушкина, потому что экспозиция, представленная там, сможет дополнить и преумножить наши знания об этом удивительном поэте и человеке. С первых шагов погружаемся в мир светской жизни 19 века, воображаем себя то знатными дамами в пышных платьях, то скромными горничными, крепостными девушками. А потом вдруг останавливаемся в недоумении: как много у Пушкина потомков, оказывается! Вот замечательная фотография: на ней запечатлены люди разных национальностей и разного возраста, и все они – потомки поэта, в их жилах течет его кровь. Интересно было бы пообщаться с ними!
А рядом музей Андрея Белого, одного из ярчайших поэтов-символистов. Нам не очень много о нем известно, поэтому читаем внимательно, пытаемся расшифровать его карты-стрелки-знаки. Получается, честно говоря, с трудом. А вот стихи заинтересовали своей витиеватостью, необычной формой, странными рифмами, неожиданными созвучиями, особой мистической окраской. Подробно изучая представленные в музее документы, письма, фотографии, мы начинаем понимать, какой насыщенной и разнообразной была жизнь этого человека.
Поблагодарив сотрудников музея за содержательную экскурсию, возвращаемся на старый Арбат. Эта пешеходная улица-излюбленное место для прогулок как москвичей, так и гостей столицы. На Арбате всегда бурлит жизнь, это настоящий культурный оазис. Вот художники продают свои картины, а неподалеку библиофилы выбирают на книжных развалах нужную книгу. Музыканты разных направлений исполняют песни и инструментальную музыку, а вот у стены Цоя расположились поклонники творчества этого музыканта, оттуда доносятся знакомые каждому мелодии.
Удивительное всё-таки явление – стена Виктора Цоя в Москве на старом Арбате. Видимо, поклонникам творчества этого петербургского певца было трудно, далеко и накладно постоянно ездить в город на Неве, чтобы почтить память рок-музыканта, поэтому в самом центре Москвы стихийно возникла эта мемориальная стена, стена плача, место, исполненное скорби и отчаяния. И сегодня сюда съезжаются молодые и зрелые люди, которые помнят и любят талантливого певца, композитора, поэта и художника, так неожиданно рано покинувшего этот мир. Ему ведь было всего 28 лет…
Ах, Арбат… Синтез разных впечатлений, эмоций, настроений. Неподалеку от стены памяти В. Цоя на импровизированной площадке выступают танцоры. Они представляют и брейк-данс, и хаус, и локкинг, и другие стили уличных танцев. А совсем рядом слышны веселые голоса детей – там для них проводятся игры, квесты, конкурсы.
А на одном из арбатских домов видим мемориальную табличку, которая сообщает, что здесь в первой половине двадцатого века жил русский советский писатель Анатолий Рыбаков. Конечно, это не единственный дом с памятной надписью на Арбате, но моё сердце забилось сильнее при взгляде на имя автора. Ведь в детстве я зачитывалась книгами А. Рыбакова «Кортик» и «Бронзовая птица». А просмотр художественных фильмов, поставленных по этим повестям, был для меня увлекательнейшим времяпрепровождением.
Вот и памятник Булату Окуджаве. А возле него, как обычно, люди читают вслух стихи. Но мне кажется, было бы лучше, если бы пели авторские песни. Иногда так и происходит. Просто, на мой взгляд, лирика Окуджавы очень тонкая, камерная, не предполагающая пафоса и надрыва. Многие же для чтения выбирают стихи других поэтов или читают свои, по настроению и темпераменту не подходящих этому месту и этому автору, и нарушается какая-то невидимая связь с ним, теряется ощущение гармонии и тихой вдохновенной радости, исходящее от его произведений.
«От любови твоей вовсе не излечишься, сорок тысяч других мостовых любя, ах Арбат, мой Арбат, ты – мое отечество, никогда до конца не пройти тебя», — звучат в наших сердцах слова Б. Окуджавы. Мы покидаем старый Арбат, нужно возвращаться домой. Но эта прогулка навсегда оставит свой след в нашей памяти, в нашей душе. Вечером мы с удовольствием рассматривали сделанные фотографии, делились своими впечатлениями и пришли к выводу, что наше путешествие оказалось на редкость удачным и познавательным.

Яковлев Максим Дмитриевич,

ученик 6 «Б» класса

ГБОУ г. Москвы «Романовская школа»

Курирующий педагог: Жукас Оксана Дмитриевна

История рядом

Что ни песчинка, что ни камушек, то и исторический памятник.

А.П. Чехов

Для каждого человека место, в котором он родился, является магическим, обладает волшебным свойством останавливать колесо времени и поворачивать его вспять. Когда бы мы ни возвращались в родные места, там всегда хорошо, душа радуется.
Но судьба порой забрасывает нас за сотни километров от той точки на земном шаре, в которой мы родились. И также по велению Судьбы мы обретаем новое место жительства, которое становится для нас не менее дорогим и родным.
Случилось так и со мной. Совсем ещё маленьким меня привезли в Москву. Здесь жил и учился мой дедушка, здесь живут мои близкие родственники. Когда- то моя бабушка вышла замуж за моего деда, но не захотела жить ни в шумном центре, ни за городом, в Подмосковье, и они уехали в Ульяновск. Там вскоре родилась моя мама, но всё своё детство она проводила у бабушки и дедушки в Подмосковье, часто бывала в Москве, очень этот город любила. Она всегда мечтала остаться здесь жить, и, наконец, мечта сбылась!
Мы переехали в Москву. Мы жили в разных районах города, но, в конце концов, переехали в замечательный район в самом центре, где я и живу сейчас. Я часто гуляю пешком по центральным улицам вместе с мамой, а она рассказывает мне интересные истории про достопримечательности старинного города. У нас есть излюбленные маршруты. Когда приезжает дедушка, мы идём с ним гулять по местам, в которых прошла его молодость. Я узнаю всё больше интересного и всё больше влюбляюсь в этот город с его тихими тенистыми скверами, широкими улицами, уютными парками и зданиями, хранящими историю великой столицы России.
Давайте же вместе пройдёмся по моим самым любимым местам, и я постараюсь рассказать вам всё то, о чём узнал от мамы и деда.
Итак, наша прогулка начинается прямо от дома, где мы живём, в Большом Кондратьевском переулке. Я выхожу из дома, и прямо через дорогу находится моя любимая Романовская школа номер 1240. У школы очень долгая история, ещё с 30-х годов. Любопытно узнать, что в ней проходили съемки первого сериала «Простые истины» в 1999–2003 года. Ребята, которые учились в то время, очень гордились тем, что школу показывают по телевизору. Даже многое в интерьере школы сохранилось с тех времён.
Итак, я выхожу из дома и направляюсь в сторону Большой Грузинской улицы. Своё название улица получила в начале XVIII века, когда от турецких захватчиков в гостеприимную Москву переселился грузинский царь Вахтанг VI с сыновьями. Дворец Вахтанга, кстати, стоял на месте домов номер 15 и 17 по улице Большая Грузинская, где теперь мастерская Зураба Церители.
Сегодня я хочу дойти до Красной площади пешком и пойду мимо Тишинской площади в сторону Патриарших прудов. Считается, что в XVIII веке Тишинская площадь была местом спокойным и несуетливым – отсюда и название. В центре площади возвышается монумент «Дружба навеки» в честь российско-грузинской дружбы, первое произведение Церители в Москве, установленный к 200-летию подписания Георгиевского трактата в 1983 году.

Раньше здесь был блошиный рынок, который прекратил своё существование в начале 1990-х годов. Его можно воочию увидеть, если посмотреть знаменитые фильмы «Операция «Ы» и другие приключения Шурика» и «Вокзал для двоих».

Он образовался ещё до революции. Дедушка рассказывал, как в начале 1990-х здесь можно было купить разные стильные вещи и даже джинсы секонд-хэнд, привезённые из Европы. Сейчас здесь торговый центр, который так и называется «Тишинка».

Идём дальше по улице Красина в сторону Большой Садовой улицы.

Раньше, когда я слышал это название, думал, что там должно быть много садов. Сейчас садов нет, но улица получила такое название потому, что когда-то здесь на самом деле были разбиты сады, часть из которых сохранилась в саду «Аквариум», где находится Театр имени Моссовета.
Немного в стороне, слева, Триумфальная площадь. Когда-то там стояли Триумфальные Ворота. На самом деле их было несколько. И ставились они для торжественных въездов царских и императорских особ: Петра II, Анны Иоанновны, Елизаветы Петровны, Екатерины II, Павла I. Для строительства первой было снесено несколько дворов ямщиков, и образовалась небольшая площадь. Площадь претерпела несколько изменений до того, как предстала в том виде, в каком мы можем её наблюдать сегодня. Памятник Владимиру Маяковскому был установлен на площади в 1958 году. Площадь перед памятником была местом сбора молодёжи, чтения стихов и митингов. Здесь и сейчас можно увидеть разные компании, сюда приходит много людей, часто играют уличные музыканты, иногда читаются стихи.

Но мы не будем заходить на Триумфальную площадь. Вместо этого, выйдя с улицы Красина на Большую Садовую, перейдём через подземный переход на другую сторону улицы и мимо роскошного здания «Патриарх», пересечём Ермолаевский переулок и пройдём к знаменитым и любимым москвичами и гостями города «Патрикам».
Кстати, в Ермолаевском переулке есть очень красивое здание, похожее на старинный особняк с колоннами, лепниной, а у парадных ворот величественные скульптуры львов. Здание вовсе не старинное, его построили в 1946 году для высших военных чинов Генерального штаба СССР. Пруды тогда назывались не Патриаршими, а Пионерскими.

В начале XVII века это место избрал для своей резиденции тогдашний Патриарх Московский и всея Руси Гермоген (памятник ему стоит в Александровском саду перед Кремлём). Так появилась здесь Патриаршая слобода.
В 1685 году другой патриарх – Иоаким – повелел осушить тогдашние болота. Для этого были вырыты три пруда, от них потом возникло название Трехпрудного переулка. Пруды были освящены и получили название Патриарших. Со временем пруды пришли в упадок, из трёх остался один, который расчистили на рубеже XIX-XX веков и превратили в замечательную зону отдыха, популярную и по сей день. Сюда я вечерами прихожу с сестрой, чтобы побегать и полюбоваться красотой водоплавающих птиц. Место это приятное для отдыха и считается одним из красивейших для прогулок.
Существует предание о том, почему всё-таки было засыпано болото называемое Козьим. Дело в том, что порой на болоте среди мирно щипавших траву козочек невесть откуда появлялся чёрный козёл. Народ верил, что появление означало, что скоро произойдёт несчастье, что не раз и случалось. Народ обратился к Патриарху Иоакиму с просьбой что-нибудь сделать с нечистым местом. Иоаким на народную просьбу откликнулся. Вот почему пруды называются Патриаршими.

Проходя мимо памятника великому баснописцу Ивану Андреевичу Крылову, мы с мамой часто вспоминаем сюжеты его басен, отражённых в бронзовых скульптурах их героев – вот Моська лает на слона, вот Волк обижает ягнёнка, а вот квартет неумелых горе-музыкантов пытается исполнить концерт.

Мы выходим от Патриарших прудов и идём по Большому Патриаршему переулку в сторону Спиридоновки. По правую руку Дом Тарасова, №30/1. Построенный по проекту Ивана Владимировича Жолтовского (1867 – 1959), выпускника Императорской Академии Художеств. У дома есть итальянский прототип: палаццо Тьене, построены в Виченце. Кажется, что дом совсем не московский, такое впечатление создаёт отделка дома, как будто он сделан из плиток шоколада. Необычными выглядят также массивные обрамления окон. Заказчиком дома был богатый купец Гавриил Тарасов. С 1960-х годов в этом роскошном особняке находится Институт Африки Российской Академии наук.

Продолжаем нашу прогулку по улице Спиридоновка. Кстати, улица была названа так по названию церкви Святого Спиридония на Козьем болоте. Когда- то эта местность так называлась потому, что здесь водились дикие козы, а Спиридоний в молодости был пастухом.
Обращаем внимание на нечётную сторону улицы. Дом номер 17 – главное украшение Спиридоновки. Архитектор Фёдор Шехтель спроектировал стилизованный под замок особняк для Саввы Морозова и его жены Зинаиды. Савва Тимофеевич Морозов учился в Кембридже и был известным англоманом, поэтому для своего особняка он выбрал стиль английской неоготики. Интерьеры здания выполнил художник Михаил Врубель. Строительство завершилось в 1898 году. В 1995 году особняк сильно пострадал от пожара, но был быстро восстановлен. В настоящее время это дом приёмов МИД РФ.

Проходя по нечетной стороне улицы, проходим мимо особняков №9 и 11 начала XX века, в которых сейчас расположены посольства Перу и Алжира, а вот на противоположной, чётной стороне, в доме номер 14 сейчас расположено Генеральное Консульство Греции, а раньше это был собственный доходный дом в стиле ренессанс архитектора П. С. Бойцова, (построен в 1903). Дом украшает массивная скульптура: лев, побеждающий дракона.


Дом №3/5, одна из самых старых построек Москвы, палата Гранатного двора. В XIV веке в Гранатном дворе располагались мастерские, где делались разрывные артиллерийские снаряды.

По другую сторону улицы квартира Алексея Николаевича Толстого, с детства знакомого по сказке «Золотой ключик». Здание входит в комплекс городской усадьбы Рябушинских. По проекту архитектора Шехтеля, флигель, замыкающий внутренний двор, предназначался для хозяйственных нужд. Алексей Николаевич Толстой и его жена Людмила Ильинична Толстая жили там с 1941 года до самой смерти писателя, а в 1987 году был открыт музей Толстого.

Сам же особняк на Малой Никитской улице, куда выходит Спиридоновка был построен в 1900–1903 годах по проекту архитектора Ф.О. Шехтеля. Этот дом – образец архитектуры в стиле модерн или арт-нуво, ярко проявляющегося как во внешней, так и во внутренней отделке.
Хозяин дома, С.П. Рябушинский, вошёл в историю русской культуры, как один из первых, кто начал научную расчистку и реставрацию древних икон. В здании, примыкающем к комплексу на Спиридоновке, сейчас расположен дом икон.
С 1931 по 1936 года в особняке жил писатель Алексей Михайлович (Максим) Горький, затем его невестка и внучки. Ныне особняк Рябушинского занимает мемориальный дом-музей Горького, открытый в 1965 году.
Во флигеле, где впоследствии жил Толстой с женой, при жизни Горького располагались редакции созданных им журналов.

Напротив особняка Рябушинского величественный Храм Вознесения у Никитских Ворот. С XIX века церковь вознесения Господня в Сторожках у Никитских ворот называют «Большое Вознесение». Рядом, на Большой Никитской 18, находится ещё одна церковь Вознесения, поменьше. Чтобы их различать, одну стали именовать Большим, а вторую, соответственно, — Малым Вознесением.

Нынешний храм построен на месте деревянной церкви Вознесения Господня, которая впервые упоминается в летописях в XV веке. В 1685 году во время правления царевны Софьи Алексеевны, сестры Петра Великого, началось строительство каменного храма. Храм простоял почти столетие. По преданию, в Храме у Никитских ворот состоялось венчание императрицы Екатерины II и её фаворита Григория Александровича Потёмкина.

Здание решили расширить. Однако работы начались только с 1798 года и велись очень медленно. Проект собора был сделан Василием Ивановичем Баженовым, знаменитым архитектором который возводил дом Пашкова на Моховой улице. Но вскоре Баженов скончался, и работу над проектом поручили Матвею Фёдоровичу Казакову. В 1812 году недостроенное здание пострадало от огня. В тот же год скончался и Матвей Казаков. Работы по восстановлению и строительству собора продолжились через несколько лет под началом архитектора Фёдора Михайловича Шестакова, а Осип Иванович Бове дополнил проект двумя четырёхколонными портиками на северном и южном фасадах.
В 1831 году в храме венчались великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин и первая красавица Москвы Наталья Николаевна Гончарова. Дом Гончаровых находился в приходе храма, на Большой Никитской.
Во время бракосочетания внезапный сильный порыв ветра, сквозившего из всех щелей недостроенного здания, задул у жениха венчальную свечу. Потом Александр Сергеевич, случайно задев крест, уронил его. А когда молодожёны обменивались кольцами, одно из них упало на пол. Пушкин во всём этом видел определённое предзнаменование.

Строительство храма было завершено в 1848 году. Главной отличительной особенностью здания была великолепная акустика. Великий русский бас Фёдор Иванович Шаляпин пел здесь на свадьбе своей дочери.
От Храма идём дальше через площадь Никитских Ворот. Слева будет Тверской бульвар, мимо которого мы проходим на Большую Никитскую улицу, по которой нужно дойти до Брюсова переулка. Брюсов переулок назван не в честь знаменитого колдуна Брюса, но его племянника, жившего здесь в усадьбе, стоявшей на месте дома №2/14, то есть в самом начале переулка. Предполагается, что строения 8 и 9 сохранились с тех времён. А вот дом напротив – палаты Арасланова – памятник архитектуры XVII века. Восстановлен в 1990х годах.

Здесь, в Брюсовом переулке, много замечательных зданий. Обращает на себя внимание волшебное здание в готическом стиле, необычное для Москвы. Это англиканская церковь Святого Андрея, оно выходит также в Вознесенский переулок. Построено в 1882–84 годах по проекту архитектора Нила Фримана по просьбе британских подданных, проживавших в Москве.

Святой Андрей – покровитель Шотландии. Шотландцев в Москве было больше, и даже ангелы на барельефах держат в руках чертополох, символ Шотландии.
В 1960-е годы здесь находилась студия звукозаписи фирмы «Мелодия». В 1994 году во время визита королевы Елизаветы II в Москву, президент Борис Ельцин пообещал вернуть здание верующим. Кстати, по четвергам и воскресеньям здесь проходят прекрасные концерты. И хотя орган стоит цифровой, вместо прежнего, акустического, говорят, что звук просто потрясающий. Мне пока не удалось попасть ни на один из концертов, но теперь, когда я так много узнал об этом таинственном здании, я обязательно должен буду его посетить.
В Брюсовом переулке есть Храм Вознесения Словущего, в котором венчалась поэтесса Марина Цветаева, дом № 7, где жили знаменитая балерина Лепешинская, скульптор Шадр и другие знаменитости, дом № 12, жилой дом артистов МХАТа, где жили режиссёр Мейерхольд и его жена и любимая актриса Зинаида Райх, бывшая супруга Сергея Есенина, мать его сына и дочери. Спустя 2 дня после ареста Мейерхольда Зинаида была зверски убита многочисленными ударами ножа.

В доме № 21 жила возлюбленная драматурга Александра Васильевича Сухово-Кобылина, француженка Луиза Симон-Деманш. Драматург увлекся более молодой прелестницей из высшего света, Надеждой Нарышкиной. А Луиза была найдена мертвой на Ходынском поле. Сухово-Кобылина обвиняли в убийстве, было расследование, он просидел долгие месяцы в тюрьме. В конце концов его отпустили, но так и не оправдали.
Я смотрел его спектакль «Свадьба Кречинского» в театре имени Моссовета. Говорят, что сюжет во многом автобиографичный.

Этот район Москвы богат достопримечательностями. Но я решил провести вас на главную улицу столицы – Тверскую. А именно туда и ведёт нас Брюсов переулок.
Тверская не сразу стала первой улицей города. Она заняла главенствующее положение только в XVIII веке. Как гласила пословица: «Город Тверь – в Москву дверь». Через неё открылась и дорога в Санкт-Петербург, молодую столицу империи.
Первым деревянным особняком на Тверской, который укрепил положение улицы как главной, стал дом фельдмаршала Захара Григорьевича Чернышева, построенный в XVIII веке. В чине генерал — фельдмаршала Захар Григорьевич «сел на Москву» в 1782 году. Тогда и возвёл для него великолепный дворец из дерева в стиле классицизма великий Матвей Казаков. Нижний исторический уровень здания строился с применением камня, взятого при разборе стен Белого города.

В путеводителе 1831 года сказано: «Казна купила его в 1784 году, и с тех пор оный назначен для жительства московских главнокомандующих». С тех пор на улице жили и служили «главноначальствующие» до февраля 1918 года.
В феврале 1917 года дворе генерал-губернатора захватил Московский Совет. Старинное здание превратилось в штаб восстания, завершившегося после ожесточенных боёв и обстрела Кремля захватом власти большевиками.
В 1939 году здание надстроили двумя этажами и отодвинули на 13,6 метров вглубь квартала в ходе реконструкции согласно Сталинскому Генпроекту.
Напротив здания – обширная площадь. В 1792 году перед генерал-губернаторским домом устроили плац для ежедневного развода караулов. На площади когда- то стояла конная статуя Генерала Михаила Скобелева, прославившегося в боях под Плевной и сражении при Шипке в войне за свободу славян. В 1918 году её сломали. Простояла она всего 5 лет. На ее месте сейчас конная статуя основателя Москвы Юрия Долгорукого, установленная по случаю 800-летия Москвы.


Пушкин в VII главе «Евгения Онегина» так описал въезд по Тверской:

Прощай, свидетель падшей славы,
Петровский замок. Ну! Не стой,
Пошёл! Уже столпы заставы
Белеют; вот уж по Тверской
Возок несётся чрез ухабы,
Мелькают мимо будки, бабы,
Мальчишки, лавки, фонари,
Дворцы, сады, монастыри,
Бухарцы, сани, огороды,
Купцы, лачужки, мужики,
Бульвары, башни, казаки,
Аптеки, магазины моды,
Балконы, львы на воротах,
И стаи галок на крестах.

Львов поэт увидел на воротах дворца по адресу Тверская, 21, где с 1831 года помещался Английский клуб, устроенный на английский манер. 400 членов сообщества проводили в нём время в ресторане, гостиных, читальном зале, куда поступали свежие газеты из Европы. Александр Сергеевич Пушкин часто бывал в клубе, членами которого состояли его родственники и друзья.

Известный философ Чаадаев после смерти Пушкина читал вслух в комнате, называвшейся «говорильня», стихотворение Михаила Юрьевича Лермонтова «На смерть поэта», за которое автор угодил на Кавказ.
Домом в конце XVIII века владел генерал-поручик А.М. Херасков, совместно с братом Михаилом, куратором Московского Университета, поэтом. После его смерти хозяином владения стал Лев Кириллович Разумовский, перестроивший дом во дворец в стиле классицизма. В английском клубе проходили заседания масонов. Сейчас в этом здании находится Музей Современной Истории.
После 1812 года улица заполнялась каменными зданиями. На Тверской, 14 Матвеем Казаковым был построен дом, связанный с именем князей Белосельских-Белозерских и княгини Зинаиды Волконской, которая жила в доме мачехи, княгини Белосельской-Белозерской.

Зинаида Волконская обладала несравненным чудным голосом, блестяще играла на сцене, ей аплодировал даже итальянский композитор Россини. Она писала стихи и прозу на французском языке, изучала русский фольклор и историю, сочинила повесть о жизни первобытных славянских народов, за что её избрали почётным членом Общества истории и древностей российских.

26 декабря 1826 года в доме был устроен праздник в честь родственницы хозяйки, Марии Волконской, которая уезжала в добровольную ссылку в Сибирь, к мужу-декабристу. Салон Зинаиды Волконской на Тверской улице играл роль культурного центра Москвы. Но она уехала в Рим, где приобрела 11 акров земли на Эсквилинском холме, разбила великолепные сады и даже установила памятник Пушкину.

Известный предприниматель, Григорий Елисеев, перестроил в 1901 году бывший салон Волконской в роскошный магазин, с тех пор называемый «Елисеевским». Он существует и по сей день. Зайдём в него, чтобы оценить великолепие высоких потолков и роскошь оформления.

В доме на Тверской 10 славилась кофейня, куда подавали с пылу с жару выпечку из пекарен Ивана Филиппова. О нём существует забавный анекдот:
Случилось однажды, что генерал-губернатору подали к чаю горячую сайку с …запеченным тараканом. Вызвали булочника, тот не растерялся, на глазах изумленного главы города съел злосчастную сайку, уничтожил «вещественное доказательство» и, не моргнув глазом, пояснил:
— Изюминка-с!
С тех пор и стали в Москве печь сайки с изюмом.

Александр Сергеевич Пушкин в своём описании въезда в Москву упоминал также галок на крестах. А увидел он их на крестах Страстного монастыря, стоявшего как раз на том месте, где сейчас установлен памятник великому поэту.

Каждый знает монумент, на котором высечены слова: «Слух обо мне пройдёт по всей Руси великой…». Его открыли в 1880 году, при великом стечении народа в день рождения поэта, 6 июня. Статую в полный рост на собранные народом рубли создал победивший на конкурсе проектов скульптор Александр Опекушин, крестьянский сын. (Он же автор памятника Александру II перед храмом Христа Спасителя.) Колокольни, куполов церквей давно уже нет. То была женская обитель, основанная в 1654 году царём Алексеем Михайловичем, отцом Петра великого во имя Страстной иконы Божьей Матери.
Памятник Пушкину когда-то стоял на противоположной стороне, на Тверском Бульваре. Но его переместили в 1950 году на место снесённой колокольни и развернули на 180 градусов. А камень, которым облицевали сквер у памятника Пушкину, был заготовлен еще солдатами вермахта для памятника Гитлеру, который немцы планировали возвести на Красной площади.
Если бы мы с вами начали нашу прогулку от площади Белорусского вокзала и дошли бы по правой стороне Тверской до дома номер 23, где сейчас находится Драматический театр К.С. Станиславского, то не плохо было бы вспомнить, что когда-то здесь был не театр, а кинотеатр. Он назывался «АРС» (что означало Артель Работников Синематографа»), открытый в 1915 году неким Абрамом Гехтманом, бывшим часовщиком и ювелиром. По сравнению со своим «тезкой» на Арбате, который вмещал 320 кресел, в новом кинотеатре было 800. Тогда Россию охватил настоящий кинематографический бум.
Затем, с 1921 года «АРС» назывался «Первым показательным», затем «Первым кинотеатром Госкино». В нём юная Наталья Сац, родственница наркома Луначарского, открыла детский театр, который сосуществовал какое-то время с кинотеатром. В 1936 году детский театр Сац получил название Центрального детского и здание на Театральной площади, с которой выгнали МХАТ-2. Здание на Тверской заняла Государственная Оперно-Драматическая Студия К.С. Станиславского. Кинотеатр «АРС» к этому времени прекратил существование. В 1948 году оперное отделение закрыли, и театр с тех пор называется «Московский драматический театр имени К.С. Станиславского».

Чуть выше, на противоположной стороне весьма примечательное, недавно отреставрированное здание в стиле модерн – издательский дом Ивана Сытина на Тверской, 18, который построил архитектор А.Э. Эрихсон. По этому адресу размещалась редакция газеты «Русское слово», после революции – редакции «Правды» и «Известий».

В самом начале улицы, на Тверской, 5, в 1903 году появилось здание гостиницы «Националь» — очередной пример стиля модерн. Проект был выполнен академиком Александром Ивановым. Она теперь начинает строй зданий улицы с нечётной стороны.

Гостиницу «Националь» большевики в 1917 году объявили 1-м Домом Советов, в её номерах поселились партийцы из подполья, вернувшиеся из эмиграции. В 107-м номере люкс после переезда из Петрограда жил Ленин, пока шёл ремонт квартиры в Кремле. До варварского сноса зданий по проекту Сталинского Генплана 1935 года гостиница значилась по адресу Тверская, 11, после оказалась первой.
В юбилейном для Москвы 1927 году по проекту инженера Ивана Рерберга построили здание Центрального Телеграфа, а когда-то здесь находился Благородный пансион, в котором учился Михаил Лермонтов. На Тверской два года жил молодой писатель Михаил Шолохов, а в доме напротив, где сейчас театр имени Ермоловой, в коммунальной квартире жила его возлюбленная Эмма Владимировна Цессарская, блестяще сыгравшая Аксинью в первой экранизации «Тихого Дона», тогда ещё немом кино.
Улицу и город в целом сильно изменил Сталинский Генплан 1935 года. В 1935 году поднялось десятиэтажное здание Совета Труда и Обороны, оно называлось Советом Народных Комиссаров СССР – Советом Министров СССР. Теперь здесь Государственная Дума. Во дворе Думы из прежних зданий сохранились только палаты Троекурова. Чтобы разместить столь крупное здание, снесли палаты Василия Голицына, фаворита царевны Софьи. Тогда же дворец Матвея Казакова передвинули на 13 с лишним метров. По проекту любимца Сталина, архитектора Аркадия Мордвинова, построили пять зданий, номера которых 4, 6, 8, 15, 17.

Тверская превратилась в улицу Горького. Жить на улице Горького означало быть приближенным к Кремлю, где находились квартиры вождя и его соратников, членов Политбюро. На улице Горького селили номенклатуру, выдвиженцев партии Сталина, всех, получивших признание при новой власти. Прежних жильцов знаменитой улицы переселили в другие районы, в коммуналки. В новых домах справили новоселье люди, творившие культ Сталина, миф о стране победившего социализма: художники Дейнека, Лактионов, писатели, поэты, композиторы: Твардовский, Исаковский, Фадеев, Симонов, Михалков и другие. Достаточно почитать мемориальные доски, которыми увешаны фасады зданий, как перед глазами представляется парад известных в стране личностей. Над «Елисеевским музеем» получил квартиру в 1935 году Николай Островский. Слепой, парализованный, он надиктовал своей жене знаменитый роман «Как закалялась сталь». В его бывшей квартире теперь музей.
В последние десятилетия XX и в начале XXI веков на улице появилось много нового, она заметно преобразилась, стала удобной и красивой. И даже плотное движение и известные столичные пробки не лишают улицу её очарования.

Вот и подходит к концу наша короткая прогулка. Всего за каких-то 60 минут мы, как в машине времени, совершили путешествие по центральной части города и её прошлому. Да и этот наш маршрут всего лишь мелкая капля из того, что можно узнать о нашей великой столице.
870 лет Москва жила, менялась. Сменялись правители, эпохи, стили, строй. Менялись люди, даже целая страна. А Москва остаётся вечным городом. Городом, который в сердце каждого Россиянина. Городом, который волнует и притягивает.
Я горжусь тем, что мне выпало жить и учиться в Москве. Возможно, и мне когда-нибудь будет предоставлена возможность вложить свой вклад в развитие города, оставить пусть хоть малый, но заметный след в истории. Я буду чтить историю и создавать будущее.
Живи, Москва! Расти и процветай!

Сочинение ученицы 6 класса

ГБОУ г. Москвы «Школа № 1739»

Черниковой Карины

Учитель: Зрюева Наталья Петровна

Много в нашей большой стране городов, деревень и сёл. Много красивых, необычных мест. Но в моём сердце всегда две родины, два  любимых мною места. Это Москва, город, в котором я живу, и Осетия — место, где я родилась.
Осетия… Такая маленькая, но значимая для меня республика. Москва… Огромный город, не менее любимый мной.
Не раз я путешествовала из Москвы в Осетию, из Осетии в Москву, ведь в этой маленькой далёкой от меня республике живут близкие мне люди: тётя Жанна, дядя Хасан, тётя Анжела и брат Дамир.
25.07.2017г.
11:00.  
15 микрорайон. Город Зеленоград. Лето. Тёплое солнечное утро. Собраны вещи, в термосе горячий чай, у меня в руках карта, ведь очень удобно и интересно следить по карте за нашим передвижением. А ещё можно отметить места остановок или любимые моей семьёй места. Мы садимся в машину. Папа везёт нас в Осетию.
 Счастливого пути всем нам!
Машина мчится по дороге к выезду из Зеленограда. Я смотрю в окно, мысленно прощаюсь с родным городом. Вижу свою школу, детский сад, в который я ходила до семи лет. Проезжаем16-й микрорайон… Напротив, в деревне Каменка, бьёт святой источник во имя преподобного Андрея Рублёва Иконописца, сюда люди ходят за водой и запасаются ею на неделю. Она чистая, вкусная, холодная и целебная. Наш родник называют памятником природы. Я не нашла источников, в которых бы содержалась история родника. А жаль. Хотелось бы услышать необычное предание. В 16-ом микрорайоне есть часовня Андрея Рублёва. Она видна из окон нашего дома. Скоро здесь построят большой храм. У родника Андрея Рублёва Иконописца водятся белки. Они не боятся людей, ведь жители Зеленограда повесили в лесу, у родника, кормушки, и забавные зверьки прибегают за угощением. Изредка я прихожу сюда полюбоваться местом, погулять с собакой. И всегда вспоминаю осетинскую речку Урздон, что в переводе означает «белая вода». Чистые воды этой реки медленно текут через лес. Глядя на журчащий родник в Каменке, я представляю себе ледники осетинских гор. Весной они тают  и шумно бегут к моей любимой реке Урздон… Жалко, что сегодня нельзя остановиться и напиться воды из родника.
А вот за окном показались новые 20-й и 23-й микрорайоны. Яркие дома, весёлые вывески, детские площадки, горки для скутеров — всё радует глаз. Когда мы приехали в Зеленоград, в нём не было этих районов. Мой город растёт, хорошеет.
11:20. Выезжаем на Пятницкое шоссе. Мелькают деревья, коттеджные  посёлки, придорожные магазинчики и рынки. Машина мчится к Москве…
12:15. Въезжаем в Москву. Всегда удивляюсь: сколько людей, машин…Проезжаем район Митино. Мы с сестрой видим Макдональдс и просим папу заехать. Но мама напоминает нам о вреде фастфуда. Ничего не поделаешь. Едем дальше.
Каждый год по пути в Осетию мы проезжаем Лосиный остров. Красивее места в Москве, мне кажется, нет. Это историческое место. Я читала, что в древности там проходила соколиная охота, люди охотились даже на медведей. Сейчас там водится много дичи. Меня удивил список животных, обитающих на Лосином острове. Лоси, олени, кабаны, зайцы, лисы, белки, бобры и множество птиц – «жители» Москвы, Лосиного острова. Как здорово, что сейчас люди стараются сохранить этот уголок природы, находящийся почти в центре Москвы. Невольно сравниваю обитателей этого места с животным миром Осетии. Папа рассказывал, что там много яков, туров, ирбисов. Я не ожидала, что в горах моей маленькой родины можно и сейчас встретить рысь, волка, оленя, кабана, орла. Думаю, папа назвал не всех животных, обитающих в Осетии. Их значительно больше.
13:00. Машина останавливается у Лосиного острова. Мы всегда выходим размяться и полюбоваться природой. И в этот раз вышли из машины. Становится жарко. Хочется уйти в лес, бросить под деревом одеяло, достать дневник и черкнуть пару строк о поездке. Рельеф Лосиного острова холмистый. Эти маленькие «горы» возвращают меня в Осетию, где горы скрываются за тучами. Самая высокая – Казбек (5060 метров) – упирается макушкой в небо. Московские высотки напоминают горы Осетии.
13.40. Садимся в машину. Пора в путь…Шумит листвой Лосиный остров, качаются под ветром деревья, как будто говорят мне: «Не уезжай надолго, возвращайся быстрее». И я мысленно отвечаю: «Я скоро вернусь». А еще я думаю, глядя на Москву в окно нашего автомобиля: здорово иметь две родины и любить их всем сердцем. Я счастливый человек!
Р.S. Свои путевые заметки я продолжила, но они уже об Осетии.

Василиса Зубец,

ученица 6 «И» класса ГБОУ Школа № 627 им. Д.Д. Лелюшенко

Куратор: Ольга Витальевна Куницына,

учитель русского языка и литературы

К Нескучному дорогой

Когда моя прабабушка Стася училась в школе, а это было в трудные военные и послевоенные годы, дети, как и мы, участвовали в различных конкурсах. Правда у них не было таких возможностей, какие есть у нас сегодня. У них не было ни мобильных телефонов, ни планшетов, ни интернета. Только книги.
Москва только заново отстраивалась после разрушений, причинённых войной, и в канун 800-летия города в московских школах был объявлен городской конкурс, который назывался «Москва – город вечной славы».
Прабабушка с подругой написали сочинение – тогда не были модными ни слово доклад, ни слово проект, — просто сочинение об истории «Нескучного сада». Девочки исходили, «излазили» его (как вспоминала прабабушка), прочитали всё, что было написано, разговаривали с тогдашними жителями близлежащих домов, и не удивительно, что их сочинение было отмечено грамотой, и, что самое ценное, — поездкой в Ленинград!
Недавно моя бабушка Лена, разбирая старые бумаги и фотографии, нашла ту самую грамоту и

показала её мне. Мне стало интересно, откуда же появилось такое необычное название «Нескучный». И когда нам в классе предложили поучаствовать в конкурсе, я, ни минуты не сомневаясь, выбрала тему и решила пешком пройти от дома № 16 по улице Большая Якиманка до Нескучного сада.
Итак, в путь!
В доме № 16 по Большой Якиманке жила моя прабабушка Стася и даже родилась моя бабушка Лена. Это был необычный дом, «двухэтажный»: подвал и надстройка. Основание каменное, а надстройка деревянная. В доме жили всего две семьи – одна в подвале (в начале и середине 20 века многие подвальные помещения были жилыми), а вторая в надстройке. Моя прабабушка жила «на втором этаже». Он назывался вторым, потому что в маленькую шестиметровую квартирку вела деревянная лестница с 10 ступеньками. В подвал тоже спускалась лестница, деревянная, винтовая. Прабабушка рассказывала, что когда – то на этом месте стояла усадьба какого-то московского купца или фабриканта, который занимался шерстью, и скорее всего, дом № 16 был прачечной. Конечно, свой номер дом получил уже после Революции. Интересно, что в этом дворе было три дома под номером 16. Точный адрес прабабушкиного дома – дом 16, квартира 3. Этого дома давно нет. Его сломали, когда в конце 60-х годов перестраивали и расширяли улицу, строили новые дома, магазин «Гименей» и «Президент-Отель» (тогда эта гостиница называлась «Октябрьская»). Тогда же улицу переименовали в улицу Димитрова.
Почти напротив дома № 16 в начале 20 века ещё стояла деревянная церковь Иоакама и Анны (дом № 13). Как раз по имени этой церкви и была названа улица – Большая Якиманка. Я знаю, что в этой церкви венчалась моя прапрабабушка Анна. Церковь была разрушена, как, впрочем, и многие другие памятные исторические здания на Якиманке…
Иду дальше вниз по улице. Через два дома (дом № 20) был магазин. Местные жители его называли «инвалидный». После войны в Москву вернулось много искалеченных, мужчин без ног, без рук, на костылях – неспособных работать. На Якиманке тоже были свои инвалиды. Они сидели у входа в магазин, надеясь, на помощь добросердечных якиманцев.
Чуть дальше через Бабьегородский переулок (где сейчас стоит «Президент отель») стоял ещё один одноэтажный деревянный дом № 24. В нём родился и вырос мой прадедушка Юра. Там, на Якиманке, он впервые увидел мою прабабушку… Они прожили вместе 60 лет.
Интересно, что в этом же дворе, в подвальной квартире ещё одного деревянного дома, родился и вырос всем известный клоун Олег Попов. Мой дедушка и Олег Попов были хорошими друзьями.
А напротив, в многоэтажном каменном доме, жила известная советская детская поэтесса Агния Барто. Её дети приходили играть в скверик перед домом моего прадедушки. Этот дом и сейчас стоит рядом с музыкальной школой имени Р.М. Глиэра, в которой я занимаюсь музыкой.
Два самых известных здания на Якиманке – это бывший дом купца Игумнова, в котором уже много лет располагается посольство Франции (№43) и церковь Иоанна Воина. Даже в самые «безбожные» советские времена эта церковь не закрывалась. Зато в 1984 ей пришлось переехать, как в известном стихотворении «Дом переехал» Агнии Барто, чтобы можно было расширить улицу Димитрова.
В 70-е годы на Якиманке был взорван замечательный храм Иконы Казанской божьей матери. Правда, к тому времени в нем располагался кинотеатр «Авангард», куда, конечно, сбегали с уроков бывшие ученики моей школы – тогда 627, а чуть позже получившей номер 38. Его взрывали ночью, долго и мучительно. Храм стоял и не хотел сдаваться. Недавно на его месте, в самом конце улицы, построили небольшую часовню как память и признание исторических ошибок
Так я добрела до Калужской площади, которая тоже полностью изменила свой облик. На том месте, где теперь стоит памятник Ленину и прорыт подземный тоннель, стояли одноэтажные и двухэтажные уютные московские домики, а во дворах росли вишни и яблони.
Отсюда до Нескучного Сада рукой подать.
Нескучный сад был создан по указу императора Николая I в 1847 году в результате слияния трех усадеб на берегу Москвы-реки, принадлежавших некогда Голицыным, Демидовым и Трубецким и купленных Дворцовым ведомством для императорской семьи.
Демидовский сад в XVIII веке считался одним из лучших ботанических садов Европы. Лучшие садовники занимались выращиванием уникальных растений! Каждая терраса предназначалась для особого вида растений, зимние и летние оранжереи – для деревьев, ананасов, винограда и пальм. Сюда съезжалось пол-Москвы, чтобы полюбоваться на чудо-цветы. И часто рвали их, чем очень огорчали хозяина. Охраняли растения, вымазанные мелом сторожа. При беглом взгляде они не отличались от садовых скульптур. Но когда посетители начинали что-либо ломать, «скульптуры» оживали и подавали голос. Слухи о говорящих статуях наполнили Москву, и народ массово повалил в сад, который назвал «Нескучным».
Существует и другая, более прозаичная версия происхождения названия сада. Вероятно, свое название сад унаследовал от увеселительной усадьбы князя Никиты Трубецкого «Нескучное».
Усадьба генерал-прокурора князя Трубецкого появилась в 1753 году на участке, примыкавшем к Калужской заставе (ныне площадь Гагарина) и простиравшемся до Москвы-реки. Участок состоял из высокого плато и глубокого оврага с прудом на дне.
На этом не слишком удобном для парка месте архитектор Дмитрий Ухтомский построил дворец, названный «Нескучным загородным домом», и разбил регулярный сад.
Все пространство сада было разделено зелеными живыми стенами на садовые кабинеты прямоугольной и квадратной формы, в нишах располагались скульптуры.
После смерти Трубецкого «Нескучным» владели Петр Трубецкой, Елена Вяземская, Шаховские. В 1826 году Леонтий Шаховской продал усадьбу Дворцовому ведомству для императора Николая I. И до 1843 года на месте дворянских усадеб Трубецких, Голицыных и Демидовых был возведен ансамбль императорской резиденции.
Когда царского семейства не было в Москве, Нескучный сад был доступен для народа и сделался во второй половине XIX века любимым местом гулянья. В 1830 в Нескучном саду построили театр под открытым небом, так называемый «воздушный» театр. Его декорациями и кулисами были кусты и деревья. Занавеса и сцены не было. Из-за этого иногда спектакли давали по колено в воде. Но зрителям новшество нравилось, и театр пользовался завидной популярностью.
Но когда в 1890-х годов в нем поселился московский генерал-губернатор великий князь Сергей Александрович, дядя царя, доступ для народа в Нескучный сад был закрыт.
После Октябрьской революции Нескучный сад снова стал доступен всем, а во дворце был устроен Музей мебели XVIII – начала XIX века.
В 1928 году парк сильно уменьшился из-за вырубки деревьев и был включен в состав парка имени Горького.
В наши дни в бывшем дворце императора размещается Президиум Академии наук. На Ленинский проспект выходят его ворота с аллегорическими фигурами «Изобилие» работы И. Витали.
В 1947–1951 годах в Нескучном по проекту Сергея Иконникова построили беседку в честь 800-летия Москвы. На ее стенах запечатлены главные события из истории города. А в 2006–2007 годах площадь возле ротонды благоустроили и назвали «Аллеей влюбленных». На ней пустили фонтаны и установили специальные часы: теперь влюбленным не нужно беспокоиться о том, что они опоздают на свидание – на часах всегда без пяти шесть.
Говорят, что если влюбленные пройдут вместе по Гротесковому мосту, то любовь их будет крепкой. А если при этом еще и поцелуются, то не расстанутся уже никогда. Наверное, здесь когда-то проходили влюбленные прабабушка Стася и прадедушка Юра, может быть, с тайной надеждой и любовью в сердце пройду и я.
Нескучный сад успешно пережил века. И в новом XXI веке он продолжает радовать любителей хорошо провести время! 
На протяжении нескольких лет сад был местом сбора толкиенистов. Эгладор – так они переименовали его. Любители книг Толкиена в свое время устраивали здесь целые баталии. Более 10 лет назад по четвергам начали они собираться в Нескучном и разыгрывать историю Средиземья. Но толкиенистов и их зрителей становилось все больше, сюда стали подтягиваться панки, хиппи, металлисты, приезжали байкеры, и Нескучный сад становился как бы вторым Арбатом. Соответственно, шумные народные массы стали привлекать внимание властей: мечи отнимались или ломались на глазах у владельцев, народ разгонялся. И с 1997 года они создали для себя новый кусочек Средиземья – Мандос в Царицынском парке.
А в Нескучном устраивались турниры менестрелей, бардов, сказителей. Здесь же проводились когда-то Московские чемпионаты по настольному теннису. В погожие летние дни даже выстраивается очередь постучать мячиком. Рядом с ними соседствуют шахматисты. Существовавший здесь в прошлые годы шахматный домик сгорел, но на его месте стоит всегда полная народа вместительная шахматная беседка. В старинном особняке с колоннами, у обрыва над Москвой-рекой, работает прекрасная библиотека, в которой собираются любители почитать в тишине.
В Нескучном саду можно встретить любителей зимнего плаванья. Моржи особенно эффектно смотрятся на фоне старинных прудов и парковых построек прошлых веков, ну а летом число желающих искупаться резко возрастает.
Ныне в Нескучном дворце располагается президиум Российской Академии наук. Недалеко от Нескучного дворца, на вершине высокого холма над Москвой-рекой, стоит очаровательный дом-ротонда, а недалеко, в низине, у небольшого пруда – «купальный домик». Эти здания были выстроены в конце XVIII века. 
Улица Димитрова уже давно снова называется Большой Якиманкой. Но, к сожалению, от той исторической улицы, по которой ученица 7 класса московской школы № 585 (теперь это школа № 1799 на Полянке) Метёлкина Стася шла к Нескучному саду, уже ничего не осталось. Нет даже фотографий тех истинно московских домов и двориков, которые хранили историческую и культурную память нашей древней столицы. Пусть то немногое, о чём я узнала, останется в моём сердце навсегда, чтобы я могла когда-нибудь, пусть даже виртуально, провести этим маршрутом моих детей – от дома № 16 по Большой Якиманке до Нескучного Сада.

Лорес Софья Юрьевна,

10 класс, Лицей МПГУ

Курирующий педагог – Масандилова Ирина Львовна

Путевые заметки москвича

Я начинаю свой путь от станции метро «Смоленская» Филёвской линии, выход из которой находится почти у самого Министерства иностранных дел на Смоленской улице, в конце Арбата. Многие пешеходные улицы в разных городах традиционно отождествляют с Арбатом: проспект Кирова в Саратове называют саратовским Арбатом, Низами (бывшую Торговую) в Баку – бакинским Арбатом. Но по численности прохожих, музыкантов, фокусников, художников, чтецов, промоутеров, туристов, забегаловок и популярных памятников ни одна из них не сравнится с московским Старым Арбатом. Даже в будничные вечера здесь, бывает, не протолкнуться. Я теряюсь в догадках, что же всех так манит сюда: памятник Пушкину и Гончаровой? Или Окуджаве? Или стена Цоя? Может быть, всё-таки кофейни и кондитерские?
Можно повернуть в обратную сторону и по Смоленскому, а затем и по Зубовскому бульвару дойти до Крымского моста, с которого открывается вид почти на все главные достопримечательности Москвы: Кремль, Храм Христа Спасителя, Останкинскую башню (если туман не закроет), Третьяковскую галерею на Крымском валу, памятник Петру I Зураба Церетели, Парк Горького и, наконец, популярный в последние годы у молодёжи ММДЦ «Москва-Сити».
Но я сегодня туда не пойду, а выберу иной маршрут.
Первая развилка.
Когда я миную Арбат, окажусь на Гоголевском бульваре, на входе в который меня встретит бронзовый Николай Васильевич собственной персоной. Гоголевский бульвар тих, почти безлюден и тенист. Даже в жару здесь приятно прогуливаться и отдыхать у памятника М. А. Шолохову. Он сидит в огромной лодке, где скапливается вода, но это не отталкивает учеников местных школ, любящих туда забираться, — об этом мне поведал один из них. За лодкой – фонтан-водопад с реалистичными лошадиными головами.
Глядя на эти головы, я вспоминаю стихотворение Б. Слуцкого о лошадях.
Я дойду до станции метро «Кропоткинская», чтобы мне открылся прекрасный вид на величавый Храм Христа Спасителя. Если повезёт, можно услышать завораживающий звон колоколов. Я часто думаю о судьбе храма, предшествующего современному, уничтоженного в начале XX века. Почему-то в памяти возникает аналогия с Вознесенским собором в Новочеркасске, который дважды рушился, но по другой причине – из-за ошибок архитекторов.
По Волхонке я пройду мимо ГМИИ им. Пушкина, галерей И. Глазунова и А. Шилова, пока улица не сменится на Моховую. Пройду мимо бывшей Библиотеки им. Ленина, пересеку Знаменку… Если повернуть налево, можно снова приблизиться к Арбату и подойти к консерватории, но дорога ведёт меня вперёд, мимо Кутафьей башни, мимо здания факультета журналистики МГУ и бывшего геологоразведочного института.
Тут меня вновь ожидает развилка.
Я могу свернуть влево и пойти вдоль Тверской мимо памятников Долгорукому и Пушкину, свернуть на Большую Бронную, к Литературному институту, в одном из зданий которого родился А. Герцен, пройти к загадочным Патриаршим, где не рекомендуется разговаривать с незнакомцами. Но могу и не сворачивать и дошагать до Белорусского вокзала.
Чаще всего я выбираю поворот направо и пересекаю Красную площадь, где на входе меня встречают Воскресенские ворота, а на выходе иностранцы просят их сфотографировать. Я прохожу мимо мавзолея, между Храмом Василия Блаженного и Спасской башней, по Васильевскому спуску и Большому Москворецкому мосту через Москва-реку и Водоотводный канал, по Большой Ордынке, пока не оказываюсь в Климентовском переулке. До Третьяковской галереи отсюда – рукой подать, поэтому речь здесь самая разнообразная: английская, немецкая, французская, японская, китайская…
Я пересекаю Пятницкую улицу и направляюсь по Новокузнецкой в сторону Павелецкого вокзала. Уже здесь уставшие от долгой ходьбы ноги дают о себе знать, но я иду дальше, теперь к Дому Музыки (сколько чудных вечеров проведено здесь!). Заключительным этапом станет новая встреча с московской водой: я оставлю позади четыре набережные – Озерковскую, Садовническую, Космодамианскую и Краснохолмскую – и доберусь до метро «Таганская», откуда поеду домой… Если, конечно, вдруг не отважусь на финальный марш-бросок до Китай-города – уже другим путём.
Я всё ещё стою на развилке на Моховой!
Я отправлюсь к Лубянке через Театральную площадь и увижу памятник Марксу и Большой театр. Недалеко от Лубянской площади музей Маяковского соседствует с огромным книжным магазином, а по Мясницкой улице можно дойти до Чистых Прудов, если ветер перемен не затянет на Кузнецкий мост…
Какая же всё-таки близкая, маленькая, доступная Москва! Какую лёгкость я чувствую, гуляя по этим улицам весенним или осенним вечером в рассеивающихся солнечных лучах!
Я люблю показывать эти маршруты своим друзьям, незнакомым с этой несложной географией, передавать им любовь к моему родному городу и заражать вдохновением от нашей общей столицы.
Но привычка отвлекаться мешает описать маршрут, по которому я пройду сейчас, до конца.
Тем временем я огибаю Политехнический музей и оказываюсь на Старой площади. Слева – Маросейка, напоминающая мне лондонские ландшафты. Именно здесь я люблю покупать виниловые пластинки для своей коллекции. По Старой площади я спускаюсь к Храму всех святых на Кулишках, как известно построенному на языческом кладбище. Моё путешествие на сегодня вновь заканчивается в метро.
Безусловно, за один день всех любимых мест не обойти. Например, остались незамеченными мои любимые Цветной бульвар, Крутицкое подворье. Но я всегда могу повторить свой променад. Возможно, взять с собой попутчика.
И пойти куда вздумается, ощущая прилив сил от того, что знаю дорогу и люблю прекрасные улицы своего родного города.

Сухорукова Валерия Евгениевна 8 «Б» класса

ГБОУ Школы № 2083 «Родники»

Педагог: Мурзина Наталья Ивановна

Путевые заметки москвича

Москва – это не просто город, столица. Москва – это необычайная красота, история, любовь. Каждый уголок, улочка, место заявляют о своей интересной истории.
Вначале это не была запланированная экскурсия по Москве. Мы с бабушкой заблудились. Не мудрено потеряться или заблудиться в таком большом городе, как Москва. Нам нужно было попасть на концерт в театре «Новая опера», которая находится в саду «Эрмитаж». Получив необходимые ориентиры нашей дороги, поехали на метро. Выйдя из метро, ошибочно повернули в другую сторону. Шли, разглядывали и любовались дивными аллеями, которые одновременно являлись для нас ориентирами, дошли до памятника Пушкину (тогда он ещё не был на реставрации). А ориентиром нашего пути должен был быть памятник Высоцкому. Тут мы поняли, что пришли совсем в другое место. Нам повезло, так как повстречали пожилую пару москвичей. Они нам любезно предложили прогуляться вместе до сада «Эрмитаж». Какой же интересной была наша прогулка!
Началась прогулка с Пушкинской площади. Позже я поинтересовалась историей этой площади. Пушкинская площадь является одним из самых популярных и оживленных мест российской столицы. Свое название она получила в тридцатых годах прошлого столетия. До этого же именовалась Страстной, это название напрямую связано со Страстным женским монастырем, возведённым в 1654 году на том месте, где некогда предстала перед москвичами Страстная икона Божьей Матери. Судьбу монастыря, спустя годы давшего название Страстной площади, можно назвать грустной, если не несчастной. Монастырь пережил сильнейший пожар, а в 1812 году монастырь был использован французской армией для святотатства, расстрелов и казней. В XX веке Страстная обитель была полностью уничтожена. Сейчас о монастыре напоминает только название московского бульвара.
В создании памятника Александру Сергеевичу Пушкину на месте, где когда-то принимал своих прихожан Страстной монастырь, принимали участие российские литературные светила – Иван Сергеевич Тургенев и Федор Михайлович Достоевский. Именно при их активном участии был увековечен в камне великий русский поэт. Памятник на месте, где любил гулять Пушкин, появился в 1880 году.
«От Пушкина до „Известий“ шагов двести», — писал в 1928 году Владимир Маяковский. « А знаю ли я, что это за здание?»- спросили меня взрослые. Потом мне пояснили, что это здание газеты «Известия». «Изве́стия» — российская общественно-политическая и деловая ежедневная газета, учрежденная в марте 1917 года. В настоящее время является независимым СМИ.
На пересечении Пушкинской площади и Малой Дмитровки открывается красивый вид на Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в Путинках — удивительно изящный, лёгкий и ажурный памятник каменного зодчества. Он построен в стиле «русского узорочья» и является одним из последних шатровых храмов России.
На Страстном бульваре привлекает внимание величественное здание, напоминающее греческий храм. Это усадьба Гагариных, один из ярких памятников московского классицизма. В начале XIX века тут находился Английский клуб — место досуга высших слоёв общества, где устраивались званые обеды и балы. Один из таких вечеров описывает Лев Толстой в романе «Война и мир».
Вот и памятник Высоцкому. Владимир Высоцкий пел, что ему не поставят «памятник в сквере где-нибудь у Петровских ворот». И ошибся. В 15-ю годовщину смерти барда именно здесь установили бронзовую фигуру. Тут собираются почитатели таланта Высоцкого, приносят цветы и поют песни.
Последняя точка маршрута — сад «Эрмитаж». Маленький, но удивительно ёмкий парк вмещает в себя множество интересных мест.
Эрмитаж (в переводе с французского) — место уединения. Любимое место отдыха москвичей и гостей столицы изначально принадлежало бывшему актёру Малого Театра М.В. Лентовскому, да и расположен сад «Эрмитаж» был на Божедомке. Уникальное увеселительное место, в котором аристократы совершали ежедневные прогулки, к концу XIX века пришло в запустение, когда разорился его попечитель, и на месте бывшего сада построили дома.
Современный сад «Эрмитаж» стоит на месте старой усадьбы — 16 июля 1894 года участок перешёл во владение купца Я.В. Щукина, который всего через год превратил заброшенный пустырь в райский уголок. За всё время сад несколько раз был реконструирован: здесь построили летний концертный зал, установили экран для летнего кинотеатра и отреставрировали многие постройки, представляющие историческую и культурную ценность.
Сад «Эрмитаж» уже более 115 лет является местом, где отражен весь калейдоскоп современной культурной жизни столицы. В разное время на эстраде парка давали концерты знаменитости (Высоцкий, Зыкина, Жванецкий и другие). Что ещё можно найти в парке? Да много чего. Например, бюст Данте Алигьери. И, конечно же, главный символ сада -памятник всем влюбленным. Это обычное сердце, вокруг которого – цветы, по бокам — четыре скамейки. Просто, нежно, трогательно! Именно такое сердце изобразил Ромео на доме Джульетты. Существует поверье: если пройдешь через это сердце, загадав желание, оно обязательно сбудется.
Прогуливаясь дорожками сада, невольно ловишь себя на мысли, что идешь по следам великих русских писателей Льва Николаевича Толстого и Антона Павловича Чехова. Кроме того, здесь расположены известнейшие столичные театры – «Эрмитаж», «Сфера» и «Новая опера».
Венцом нашей прогулки (путешествия) стал концерт в «Новой Опере», на который мы стремились попасть. Мы вышли из дома с большим запасом времени, поэтому сумели и прогуляться, и не опоздать на представление. В «Новой Опере» проходят не только оперы и балет. В тот день был необычный и восхитительный, по своему содержанию, концерт, в котором симфонический оркестр перекликался с джазовым. Классические арии из известных опер исполнялись артистами сначала при сопровождении симфонического оркестра, а затем эти же произведения исполнялись в джазовой обработке. Было чрезвычайно интересно, красиво, и на меня такое сочетание музыки произвело неизгладимое впечатление.
В тот день я узнала много интересного об одном уголке Москвы. Домой мы возвращались в приподнятом настроении от увиденного по дороге и услышанного в театре. С тех пор я частенько наведываюсь в сад Эрмитаж и в «Новую Оперу».

Борисова Виктория 8 класс «Г»

ГБОУ «Школа на проспекте Вернадского»

Учитель Смирнова Марина Сергеевна

Где живёт «Жирафёнок»?

Если вы хотите узнать ответ на вопрос, сформулированный в названии, то нам вместе нужно отправиться в небольшое путешествие. Недалеко от моей школы, расположенной в конце проспекта Вернадского, находится одно удивительное место, которое является культовым для многих москвичей и гостей столицы. Путь на автомобиле (если без пробок) занимает всего 20-25 минут. По московским меркам это совсем немного. Выехав на МКАД, нужно сначала проехать до развязки с Боровским шоссе, далее по этому шоссе едем до поворота на улицу 9-я Чоботовская аллея, переезжаем железнодорожные пути и практически оказываемся в интересующем нас месте. Вы уже догадались где? Да, это Городок Писателей «Переделкино».
История Переделкино берет свое начало в XVII веке. На месте будущего поселка Переделкино располагалась деревня Передельцы. Этими землями в разное время владели Леонтьевы, Долгоруковы, Колычевы, Самарины и другие известные фамилии. Издавна это место славилось уникальным микроклиматом, благодаря окружавшему его сосновому бору. Поэтому еще до революции 1917 года здесь был открыт туберкулезный санаторий, лечение в котором было бесплатным (оплачивалось за счет императорской казны).
В 1934 году правительство СССР приняло решение выделить земли под строительство дач для советских писателей на правах безвозмездного и бессрочного пользования. По рекомендации Максима Горького было выбрано именно Переделкино. Для него, страдавшего заболеванием легких, воздух Переделкино был очень целебным, что и повлияло, скорее всего, на его выбор. Всего несколько лет потребовалось, чтобы построить поселок, состоящий из 50 двухэтажных деревянных дач по проектам немецких архитекторов. Первыми жителями писательского поселка стали Александр Серафимович, Леонид Леонов, Илья Эренбург, Лев Кассиль, Борис Пастернак, Илья Ильф, Евгений Петров и другие. После Великой Отечественной войны в поселке стали жить Вениамин Каверин, Валентин Катаев, Александр Фадеев, Константин Симонов. Позже к ним присоединились Виктор Боков, Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Булат Окуджава, Белла Ахмадулина, Римма Казакова и другие известные писатели и поэты. Этот перечень известнейших имен позволяет нам говорить о связи Переделкино с историей отечественной литературы с 30-х годов XX века до начала XXI века. Вот в какое замечательное место мы прибыли!
Итак, направляемся в поселок. Но перед въездом в него нельзя не обратить внимание на величественные храмы в окружении церковных построек. Это резиденция Патриарха Московского и всея Руси. Центром этого комплекса является старинный храм Преображения Господня. Красота этого храма вдохновила Бориса Пастернака на написание стихотворного цикла, вошедшего в роман «Доктор Живаго».
Далее по пути нашего следования расположено местное мемориальное кладбище, на котором похоронены Б.Л.Пастернак, К.И.Чуковский, Р.И.Рождественский и многие другие. 1 апреле 2017 года ушел из жизни выдающийся отечественный поэт Е.А.Евтушенко. Согласно его последней воле он был погребен на этом же кладбище.
Направляясь к дому-музею Б.Л.Пастернака, мы проезжаем мимо красивого белого здания с колоннами – это Дом творчества писателей «Переделкино». Известно, что здесь бывали Василий Шукшин, Фазиль Искандер, Арсений Тарковский и многие другие известные писатели, поэты, деятели культуры. И вот перед нами «… овеянное какой-то неземной и завидной прелестью поселение». Так говорил о своем доме Б.Л.Пастернак. По воспоминаниям Анны Ахматовой, Вениамина Каверина он очень любил этот дом, свой огород, Переделкино. Это место по-настоящему его вдохновляло. Несколько лет назад я с родителями была на экскурсии в этом доме-музее и услышала интереснейший рассказ о жизни и творчестве этого замечательного человека.
Теперь перемещаемся, пожалуй, к самому любимому месту всех детей и взрослых в поселке Переделкино – Дому-музею К.И.Чуковского. Здесь нас встречают Чудо-дерево, Бибигон, Шалтай-Болтай, крокодильчики. К.И.Чуковский очень любил общаться с детьми, устраивал знаменитые костры, называвшиеся «Здравствуй, лето!» и «Прощай, лето!». Расположенная рядом библиотека, которую К.И.Чуковский построил сам, была и остается местом проведения литературных вечеров для детей. Аура доброты, любви, творчества царит в этом месте! Всем (и детям и взрослым), кто приезжает в Переделкино просто необходимо побывать в Доме-музее К.И.Чуковского.
Далее наш путь лежит к дому-музею Б.Ш.Окуджавы. Имя этого человека является глубоко почитаемым для всех любителей и ценителей авторской песни. При жизни Булата Шалвовича этот дом был всегда открыт для друзей и коллег. Но и сейчас в нем кипит активная творческая жизнь. Особенно интересны и памятны те встречи-концерты, которые проходят здесь ежегодно в день рождения поэта 9 мая. Их транслируют по телевидению на канале «Культура». Мне лично удалось посетить концерт «В нашу гавань заходили корабли», который состоялся здесь летом 2011 года.
Ну вот мы и в конечном пункте нашего путешествия – Музее-галерее Е.А.Евтушенко. Галерея была создана и открыта для посещения еще при жизни этого замечательного поэта. На первом этаже здания демонстрируются фотоработы автора, которые он делал в разных местах нашей страны и мира. Здесь же представлены картины, большинство из которых были подарены Е.А.Евтушенко их авторами. Второй этаж посвящен личной жизни и творчеству поэта. Мне посчастливилось быть в этом доме на экскурсии, которую проводил сам Евгений Александрович Евтушенко. Было это 10 июля 2011 года. После экскурсии Евгений Александрович обратился ко мне с вопросом, какая из картин мне больше всего понравилась. Я сразу сказала, что это картина Нико Пиросмани «Жирафёнок». Мой ответ очень порадовал поэта, так как эта картина и для него была самой любимой, хотя в коллекции есть много замечательных работ, в том числе и работа Пабло Пикассо. Рассказав нам историю того, как картина Пиросмани оказалась в его коллекции, Евгений Александрович написал мне стихотворное посвящение, которым я очень дорожу и буду хранить всю свою жизнь. Вот на этой высокой ноте мы и закончим наше путешествие. Теперь вы знаете, где живет «Жирафёнок»!

Блинова Лилия Дмитриевна 11 «А» класс

ГБОУ № 2123 им. Мигеля Эрнандеса

Учитель Чернова Татьяна Юрьевна

Есть город удивительный – Москва: планеты изумление и гордость.

Г. Александров

У моей Москвы юбилей – 870 лет. Я пишу «моей» не только потому, что родилась в этом городе, но более от того, что Москва нашла отклик в моем сердце. Современный ритм не всегда позволяет нам увидеть те мелочи, без которых краски жизни тускнеют. Но посмотрите вокруг! Найдите то, от чего на сердце станет тепло и светло. Откройте свою Москву!

Отречься от всего

Встречи с некоторыми людьми порой наводят нас на бесконечные думы. Не так давно подобное случилось и со мной. На мое счастье, я оказалась неподалеку от Арбата и решила немного прогуляться.

Красивый Арбат. Величественный даже. Но не лучшее место для уединения. Я дошла до середины Старого Арбата и свернула в один из переулков. Неожиданно все изменилось, и меня окутала прохладой тень старинного дома: так перестала шуметь суетная Москва.
Меня поразила эта внезапная перемена – отныне я не могла ни о чем думать, а лишь наслаждалась окружающим меня. Я смотрела на новые жилые дома, так гармонично соседствующие со старыми церквушками. Я шла, интуитивно, случайно выбирая лучшие улицы, и нашла любимый переулок моей Москвы – Филипповский. Он сочетает в себе роскошь нашего времени и величественной старины.
Тишина московских переулков заставила меня забыть обо всем. Гуляя в одиночестве по пустынным улицам, я открыла место, куда моей душе хочется возвращаться снова и снова.

«Мы – мост через вечность…»

Холодно. Зима. Я дышу на онемевшие пальцы, пытаясь немного согреть их. На глазах слезы – от зимнего ветра и от счастья. Я БЕСКОНЕЧНО счастлива находиться здесь: между Новым Арбатом и Кутузовским проспектом, на Новоарбатском мосту…

Мы часто проезжали эти места на машине. Москва красива: Белый дом и гостиница «Украина». Мой взгляд обычно привлекали эти высотные здания…
Я одна стою на морозе. Начинает темнеть. Я смотрю на чистые здания жилых домов, в которых потихоньку зажигается свет, на замерзшую реку, на изредка проезжающее по соседнему мосту метро. Москва представляется мне широкой и нетронутой, настоящей богиней. Минуты, кажется, превращаются в вечность – мне не хочется уходить. В этот момент я наблюдаю другую Москву: спокойную, величественную, не обращающую и малейшего внимания на повседневную суету. Мне открывается широта, которую раньше сужало постоянное стремление куда-то успеть, проехать скорее по своим делам.
В ту минуту Москва заставила меня остановиться, замереть, осознать размер мира, в котором мы живем, и ощутить бесконечность. Я понимала, что пройдет еще много и много времени, а эти здания будут все так же открывать редким наблюдателям те мелочи, которые, вероятно, заставят думать о многом: о себе, о жизни, о Москве…
…О моей Москве… О городе, который воспитал меня такой, какая я есть, который вложил в меня умение наблюдать и чувствовать жизнь, упоминание о котором вызывает бурю эмоций в моем сердце… О моей Москве я буду помнить всегда!

Барабанова Арина,

ученица 11 «З» класса

ГБОУ Школы № 2009 (СП-3)

Учитель Янкина С.В.

Бутово тоже зовется Москвой (путевые заметки)

«Бутово – для гопников». С подобной формулировкой в разных вариациях я встречаюсь довольно часто. Некоторые люди, которые говорят так, порой неумело пытаются смягчить свои слова, но безуспешно.
Однажды мы с подругой были на очередном конкурсе с очным этапом. Женщина на регистрации казалась добродушной и любезной. Она спросила наши имена, а потом — откуда мы.
— Бутово,- будничным тоном ответила моя подруга. На это женщина резко вскинула голову и сказала:
— А, из Бутово? По вам видно…
Я долгое время не могла понять, что же с этим районом не так. Постоянные шутки про удалённость от центра и фразы, что это вовсе и не Москва. Практически невозможно вразумить людей, что наш город – это мегаполис с одной из самых крупных агломераций в мире. Он больше не заканчивается стенами Кремля, не ограничивается вторым, третьим кольцом. Географический центр так вообще сместился ближе к легендарному Бутово.
Не подумайте, конечно, будто меня терзают нравственные вопросы так же сильно, как и Андрея Болконского или почти любого другого толстовского героя, но такое слегка презрительное отношение к моему родному району обескураживает меня.
Как ни странно, но неприлично малое количество людей знает историю Бутово. Однако самое странное заключается в том, что и те, кто слышал о районе, часто не имеют четкого представления о нем. Может, просто потому, что они его вовсе не видели?
Помню, как однажды, после моих долгих уверений в том, что я проведу безопасную экскурсию по Бутово, моя подруга, Полина, в итоге согласилась на «рискованное путешествие».
Она вышла на станции «Бунинская Аллея».
— Надо же! У вас тут, оказывается, метро под открытым небом, — вместо приветствия сказала мне Полина.
Мы пошли в сторону моего любимого парка с большим прудом, где обыкновенно плавали утки. Пройдя чуть дальше, ближе к улице Южнобутовская, подруга дёрнула меня за плечо и сказала:
— Смотри, стая дроздов!
Маленькие чёрно-коричневые птицы увлечённо копошились в траве. Стоило нам подойти ближе, как стая резко взмыла в воздух и начала фигурно кружить над нашими головами, словно красуясь своими чистыми пёрышками и аккуратными клювиками.
И крохотное лирическое вкрапление, чтобы дополнить картину нашей тогдашней прогулки: кошки, голуби, вороны – это привычные для каждого горожанина обитатели большого и маленького города. Вы видели когда-нибудь настоящую выдру в наших «каменных джунглях»? А вот нам посчастливилось!
Юркая выдра как будто почуяла присутствие незнакомого человека около пруда и решила нам показаться. Естественно, причина была гораздо прозаичнее: она гналась за рыбой. Драматичность этой сцены подчёркивал шум затвора фотоаппарата Полины…
У нас в школе есть музей под громким названием: «Бутово тоже зовётся Москвой». Он очень камерный и уютный. К сожалению, в тот день мне не удалось показать его подруге, так как были каникулы. Пока мы шли, я рассказала историю района и пару местных баек, если их можно назвать таковыми. Например, вместо одной хорошей, даже престижной, школы когда-то был коровник. Факт бессмысленный, но совершенно забавный. Как же быстро всё меняется!
Ещё примерно двадцать лет назад здесь была настоящая деревня (Чернево): деревянные домики с резными ставнями, сливовые и яблочные деревья, вишнёвый сад.
Вернёмся к истории. Одна из самых необычных черт Бутово — это названия улиц, проездов и станций метро. Почти все они были названы в честь выдающийся людей, имена которых не были отражены в географии города до момента возникновения нашего района.
Например, много лет назад на Тверской стоял памятник Михаилу Скобелеву. Его поставили после русско-турецкой войны 1877-1878. Когда большевики пришли к власти, они не могли оставить памятник «белому» генералу (в войсках так прозвали Михаила Дмитриевича, потому что он всегда был на белой лошади и в белой бурке) на главной московской улице. Памятник был разрушен. На его месте сейчас стоит памятник Юрию Долгорукому. Но имя Скобелева воскресили в Бутово, назвав так улицу.
Я же обещала вам рассказать местную байку. Итак, рядом с аллей Витте спроектировали Плевский проезд. Государственные деятели, в честь которых решили назвать объекты, были абсолютно разными: Плеве — консерватор, Витте — демократ. Когда на Плевском проезде поставили остановку, то почему-то стали объявлять её так: «Плавский проезд!» Видимо, жителям было неудобно произносить оригинальное название. В итоге таблички с прошлым названием медленно убрали и поменяли на новое. Вот так и обидели Вячеслава Константиновича Плеве.
Наряду с такими улицами, у нас есть другие, которые имеют местные названия, то есть топонимы. Например, Чечерский проезд в честь речки Чечора.
Бутово – это по-своему уникальный район. Несмотря на все перемены, Бутово смогло сохранить свой чистый зелёный облик. Даже стремительная урбанизация бывшей деревни не уничтожила её очарования. Как же радостно видеть зимой снегирей, а летом трясогузок!
Напоследок скажу, у меня есть слабая надежда, что публикация этого материала что-нибудь изменит в восприятии москвичами этого района. Бутово за недолгое время своего существования успело обрасти разного рода легендами. Здесь квинтэссенция вдохновения: ведь про какой ещё район Москвы было снято целое юмористическое шоу на Первом канале, написано несколько песен?! Бутово, на мой взгляд, — душа вечно юной Москвы.

Добавить комментарий